Мосгорсуд оставил без изменения решение суда по потребительскому иску

Суд взыскал деньги по потребительскому иску

Л.М.В. обратился в Черемушкинский районный суд города Москвы с исковыми требованиями к ООО “Байкаллес”, о расторжении договора подряда на изготовление лестницы в квартире, взыскании стоимости материала, работ, неустойки, штрафа, морального вреда и судебных расходов.

Обстоятельства дела:26 марта 2016 года между Л.М.В. и ООО “Байкаллес” был заключен договор подряда изготовление и установку лестницы.

Согласно п.п. 1.1, 1.2. и 1.3. данного договора Продавец  обязуется изготовить и установить, а Заказчик принять и оплатить лестницу из фанеры, шпонированной ясеневым шпоном по замерам, произведенным специалистами компании.

Согласно п. 2.1., 2.2., 2.3 Договора, товар считается переданным Продавцом и принятым Заказчиком с момента подписания представителем Заказчика Акта приема-передачи выполненных работ, приемка товара осуществляется Заказчиком по количеству согласно сопроводительной документации, по качеству в соответствии с условиями, согласованными в спецификации № 1 в течение 14 дней с момента приемки. Доставка осуществляется силами Продавца за счет Заказчика.

В п. 3.4. договора определена цена договора, которая составляет 485 000 рублей. В п. 3.1. указано, что подлежащий установке товар оплачивается  Заказчиком в следующем порядке: авансовый платеж в размере 150 000 рублей , доплата за материал в размере 335 000 рублей осуществляется по мере привоза товара на объект Заказчика.

Пунктом 3.5. Договора определено начало выполнения работ: в течение 1 рабочего дня с момента поступления авансового платежа от Заказчика на расчетный счет Продавца. Срок исполнения заказа – 15 июня 2016 года при условии поступления авансового платежа до 01.04.2016 года.

В пункте  Договора определено, что он вступает в силу после подписания его сторонами и действует до момента исполнения сторонами своих обязательств по настоящему договору.

Как следует из спецификации к Договору, стоимость монтажных работ не входит в стоимость изготовления. Стоимость доставки не входит в стоимость изготовления.

26 марта 2016 года Л.М.В. оплачет аванс по Договору подряда № 4 в размере 150000 рублей, также по просьбе Продавца произведена предоплату за монтаж лестницы, в связи с чем 04.08.2016 года Л.М.В. была внесена предоплата за монтаж лестницы в размере 150 000 рублей.

07 сентября 2016 года ответчик привез материал (части лестницы) на объект, в связи с чем Л.М.В. была произведена доплата за материал по договору подряда № 4 от 26.03.2016 года в размере 335 000 рублей.

Таким образом, Л.М.В. полностью выполнены условия договора надлежащим образом: в день подписания договора им был оплачен аванс (до 01.04.2016 года; после привоза товара в этот же день произведена доплата за материал; также произведена предоплата за монтаж лестницы). Всего мною было оплачено 635 000 рублей.

После привоза товара (частей лестницы) Продавец на протяжении долгого времени не приступал к установке лестницы. После продолжительных переговоров, он приступил к монтажу конструкции на объекте, который по сей день не окончен.

В процессе установки лестницы, Л.В.М. выявлены дефекты материала: растрескивание фанеры и приклеенного шпона, в связи с чем я обратился в экспертное учреждение с целью определения качества монтажа лестницы и дефектов, допущенных при ее устройстве.

Осмотр лестницы был произведен экспертом, Продавец был приглашен на осмотр лестницы телеграммой от 01.11.2018 года, однако несмотря на то, что телеграмма им была получена 02.11.2018 года, на осмотр не явился.

Согласно  выводам экспертного заключения от 21.12.2018 года, причиной растрескивания фанеры и приклеенного шпона является повышенная влажность примененных материалов до начала производства облицовочных работ. Повышение влажности материала могло произойти при нарушении транспортировки, складирования материала, а также при нарушении технологии работ по изготовлению продукции на заводе-изготовителе (несоблюдение температурных режимов при склеивании шпона, нанесении некачественного клея, недостаточная просушка сырья, складирование материала до и после изготовления). Материал облицовки лестницы не соответствует требованиям действующих строительных норм и правил, перечисленным в тексте Заключения, указанные недостатки устраняются только полной заменой материала облицовки.

После получения экспертного заключения, Л.М.В. неоднократно связывался с Продавцом, который обещал исправить недостатки товара, заменить его на качественный, однако так свои обязательства не исполнил. Лестница в квартире Л.М.В. по сей день не установлена, Продавец своих обязательств по договору не исполнил.

Л.М.В. обратился в наше адвокатское бюро к юристу по защите прав потребителей. Адвокат внимательно ознакомился с документами, представленными Л.М.В. и в интересах Доверителя обратился к Продавцу с претензией, в которой просил расторгнуть договор, вернуть денежные средства, выплатить неустойку, стоимость проведенной экспертизы. Данная претензия была оставлена Продавцом без удовлетворения.

Адвокат по защите прав потребителей составил иск о взыскании денежных средств, потраченных Доверителем на изготовление лестницы, неустойки, штрафа, морального вреда и судебных расходов по Закону о защите прав потребителей.

Адвокат в потребительском иске ссылался на следующее.

В соответствии со ст. 27 Закона «О защите прав потребителей», исполнитель обязан осуществить выполнение работы (оказание услуги) в срок, установленный правилами выполнения отдельных видов работ (оказания отдельных видов услуг) или договором о выполнении работ (оказании услуг). В договоре о выполнении работ (оказании услуг) может предусматриваться срок выполнения работы (оказания услуги), если указанными правилами он не предусмотрен, а также срок меньшей продолжительности, чем срок, установленный указанными правилами. Срок выполнения работы (оказания услуги) может определяться датой (периодом), к которой должно быть закончено выполнение работы (оказание услуги) или (и) датой (периодом), к которой исполнитель должен приступить к выполнению работы (оказанию услуги). В случае, если выполнение работы (оказание услуги) осуществляется по частям (доставка периодической печати, техническое обслуживание) в течение срока действия договора о выполнении работ (оказании услуг), должны предусматриваться соответствующие сроки (периоды) выполнения таких работ (оказания услуг). По соглашению сторон в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки).

Согласно ст. 31 Закона «О защите прав потребителей» требования потребителя о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы и возмещении убытков, причиненных в связи с отказом от исполнения договора подлежат удовлетворению в десятидневный срок со дня  предъявления соответствующего требования. За нарушение предусмотренных настоящей статьей сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню), размер и порядок исчисления которой определяются в соответствии с пунктом 5 статьи 28 настоящего Закона.

Как следует из ст. 28 Закона “О защите прав потребителей”, если исполнитель нарушил сроки выполнения работы (оказания услуги) – сроки начала и (или) окончания выполнения работы (оказания услуги) и (или) промежуточные сроки выполнения работы (оказания услуги) или во время выполнения работы (оказания услуги) стало очевидным, что она не будет выполнена в срок, потребитель по своему выбору вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги). Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с нарушением сроков выполнения работы (оказания услуги). Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя. В случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании   пункта 1   настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки   неустойку (пеню)   в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена – общей цены заказа.  Неустойка (пеня) за нарушение сроков начала выполнения работы (оказания услуги), ее этапа взыскивается за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки вплоть до начала выполнения работы (оказания услуги), ее этапа или предъявления потребителем требований, предусмотренных   пунктом 1   настоящей статьи.

Просрочка ответчиком срока выполнения работ составила 1191 день (с 15.06.2016 года на момент подачи заявления в суд), соответственно пени за нарушение срока возврата вознаграждения за оказание услуг составляет  рублей 17 329 050 рублей (485 000 х 3% х 1191 день).

В соответствии с п.5 ст. 28 Закона «О защите прав потребителей» сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы (оказания услуги) не определена договором о выполнении работы (оказании услуги).

Таким образом, неустойка, подлежащая взысканию с ответчика составляет 485 000 рублей.

В соответствии с п. 2 ст. 13 Закона «О Защите прав потребителя», если иное не установлено законом, убытки, причиненные потребителю, подлежат возмещению в полной сумме сверх неустойки (пени), установленной законом или договором.

Л.М.В. по вине ответчика понесены убытки, связанные с предоплатой за монтаж лестницы в размере 150 000 рублей.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленные законом, суд взыскивает с изготовителя за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Ответчиком был проигнорирован добровольный порядок удовлетворения моих требований, в связи с чем я был вынужден обратиться за удовлетворением своих требований в судебном порядке.

В силу ст. 15 ФЗ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения продавцом прав потребителя, подлежит возмещению причинителем вреда при наличии его вины.

Решением Черемушкинского районного суда города Москвы исковые требования были удовлетворены. Продавец-изготовитель лестницы не согласился с принятым решением и обратился с апелляционной жалобой в вышестоящий суд.

Адвокату по гражданским делам адвокатского бюро города Москвы “Нянькин и партнеры” удалось убедить суд апелляционной инстанции, что действиями Продавца нарушены права Л.М.В. как потребителя услуги, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и обоснованным. Ответчик обжаловал судебное решение, однако доказательств надлежащего исполнения договора не представил, не участвовал в судебных заседаниях как в суде первой, так и во второй инстанциях.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.08.2020 года решение Черемушкинского районного суда г. Москвы оставлено без изменения, апелляционная жалоба ООО “Байкаллес” без удовлетворения. Ответчик обн  Кроме того, мною при разрешении спора с ответчиком были понесены расходы: за составление экспертного заключения по договору № 061118-1 от 06.11.2018 года в размере 25 000 рублей, на услуги адвоката по представлению моих интересов в суде в размере 80 000 рублей и почтовые расходы на отправление телеграммы (542 рубля 40 копеек) и претензии (237 рублей 54 копейки) ответчику, всего на сумму 779 рублей 94 копейки.

Дело вел Управляющий партнер, адвокат Ольга Нянькина, и помощник адвоката Екатерина Приходько.

 

Отменено решение Мосгорсуда по брачному договору Караулова

Московская кассация отменила решение по разделу имущества Караулова

К адвокатам бюро обратилась Юлия Мареева за оказанием юридической помощи в Тверском районном суде г. Москвы по иску к Андрею Караулову. о признании брачного договора от 25.11.2017 года недействительным, разделе имущества супругов. В исковом заявлении Мареева Юлия ссылалась на то, что с ответчиком Андреем Карауловым она состояла в браке с 14.11.2013 года, который был расторгнут на основании решения мирового судьи СУ № 20 района Южное Бутово г. Москвы от 02.03.2018 года. Фактические брачные отношения между супругами прекращены 20 ноября 2017 года, с этого же времени они перестали вести совместное хозяйство. В период брака супругами было приобретено 12 квартир в Москве и 4 автомашины.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 23.04.2019 года, исковые требования Юлии Мареевой были удовлетворены частично, суд признал брачный договор недействительным, признал общей совместной собственностью супругов и разделил по 1/2 доли каждому супругу следующее имущество: 12 квартир в Москве и 4 автомашины. В остальных исковых требованиях было отказано.

Супруг Караулов Андрей не согласился с решением районного суда и подал апелляционную жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда.

Определением от 04 сентября 2019 года СК по гражданским делам Мосгорсуда перешла к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции в связи с тем, что решение суда НЕ было подписано судьей.

Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16.01.2020 года по гражданскому делу о признании брачного договора недействительным, разделе имущества супругов, в иске Юлии Мареевой было отказано.

Подробнее читать об этом деле.

Семейными адвокатами бюро в интересах Юлии Мареевой и ее родителей были поданы кассационные жалобы во Второй кассационный суд общей юрисдикции. В кассационной жалобе адвокаты ссылались на то, что определение Мосгорсуда является незаконным и нарушает права и законные интересы Мареевой, так как все имущество, нажитое супругами в браке досталось только супругу Караулову.

28 июля 2020 года Судебной коллегией по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции жалоба адвокатов удовлетворена, судом ОТМЕНЕНО апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда и гражданское дело направлено на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

Дело вел Управляющий партнер, адвокат Ольга Нянькина, Старший партнер Алексей Нянькин и помощник адвоката Екатерина Приходько.

 

 

Басманный суд Москвы разделил имущество супругов поровну

О.Е.А. обратилась в Басманный районный суд города Москвы с исковыми требованиями к М.А.Б. о разделе совместно нажитого имущества супругов после расторжения брака.

В период брака супругами была приобретена квартира, расположенная в г. Москве, состоящая из двух жилых комнат. Данная квартира приобретена супругами на основании договора купли-продажи квартиры через 4 месяца после регистрации брака. Правообладателем данного объекта недвижимости является супруг- ответчик  М.А.Б., поскольку они находились в браке и для  О.Е.А. не стоял вопрос принципиально- кто будет титульным собственником данного объекта недвижимости.

В соответствии со ст. 34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие).

В период брака супругами было приобретено имущество, которое оформлено на имя ответчика М.А.Б., однако в соответствии с ч. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ, общим имуществом супругов является также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В соответствии со ст. 39 СК РФ, при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

В период брака и до его заключения брачный договор, определяющий имущественные права и обязанности между сторонами не заключался.

В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.11.1998 № 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака” разъяснено, что общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п. п. 1 и 2 ст. 34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. ст. 128, 129, п. п. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст. ст. 38, 39 СК РФ и ст. 254 ГК РФ. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела. В состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц.

Супруга О.Е.А. просила разделить данное имущество пополам- по 1/2 доли каждому из супругов. Однако ответчик в судебном заседании стал утверждать, что данная квартира принадлежит только ему в связи с тем, что приобрел он ее на деньги своего отца. Ответчик утверждал в суде, что денежные средства он взял у отца в долг и не расплачивался с продавцом квартиры лично. Он утверждал, что денежные средства отцу по настоящее время не вернул.

Адвокату бюро по семейным спорам удалось убедить суд в том, что  доводы ответчика М.А.Б. не соответствуют действительности, поскольку супруги приобрели данное имущество за совместные денежные средства, что подтверждалось письменными доказательствами, представленными стороной истца О.Е.А.

Кроме того, показания ответчика М.А.Б. не соотносились с показаниями и его отца, данными в судебном заседании. Ответчик и его свидетель рассказывали не только о разных обстоятельствах приобретения квартиры, но и называли разную стоимость объекта недвижимости.

Семейный адвокат бюро представил суду письменные доказательства того, что стороны после расторжения брака и до обращения в суд с иском о разделе имущества, договорились продать квартиру и поделить деньги поровну, однако ответчик М.А.Б. впоследствии передумал и решил оставить квартиру в свою личную собственность.

Поскольку соглашения о добровольном разделе имущества, приобретенного в браке между сторонами не достигнуто, в соответствии с ч. 3 ст. 38 СК РФ, определение долей супругов в этом имуществе было производено в судебном порядке.

Решением Басманного районного суда города Москвы от 15 июля 2020 года, объект недвижимости- квартира  в г. Москве была признана общим имуществом супругов М.А.Б. и О.Е.А. и за супругами признано по 1/2 в праве собственности на квартиру.

Дело вел старший партнер, адвокат Алексей Нянькин.

 

Суд взыскал неустойку за нарушение сроков изготовления мебели

09 августа 2018 года между И.Н. А. и ООО «АРТ ***” заключен договор подряда на изготовление мебели для кухни и прихожей в квартире, расположенной в Московской области.

Согласно п. 1.1 и 1.2 данного договора Продавец – ООО «АРТ ***» взял на себя обязанность на изготовление мебели для кухни и прихожей, а Заказчик – И.Н.А. обязуется принять результат работы и своевременно оплатить сумму заказа в полном объеме.

Стоимость заказа в размере 430 000 рублей определена п. 3.1. Договора.

Заказчиком была произведена оплата аванса в размере 301 000 рублей 09.08.2018 года и доплата по требованию Продавца в размере 60 000 рублей, а всего в размере 361 000 рублей. В соответствии с п. 1.4. Договора срок начала работ – 13 августа 2018 года и выполнение заказа 45 рабочих дней (13.10.2018 г.).

ООО «АРТ ***» была произведена доставка изделий и начат монтаж конструкций, однако по август 2019 года не был закончен. Так же при монтаже мебели кухни обнаружено, что ООО «АРТ ***» выполнены замеры не верно, в связи с чем Заказчик была вынуждена произвести монтажные работы по установке дополнительного крана и переносе существующего крана для газоснабжения жилого дома, в связи с чем  ею понесены убытки в размере 13 900 рублей.. Также исполнителем договора подряда доставлены фасады мебели кухни не соответствующие условиям договора.

На неоднократные требования Заказчика завершить работу по монтажу мебели кухни и прихожей оставлены ООО «АРТ ***» без удовлетворения.

Заказчиком 30.03.2019 года и 29.08.2019 года отправлены письменные претензии, в которых она просила расторгнуть договор подряда. Претензии остались без удовлетворения.

Адвокат бюро по потребительским спорам, изучив документы И.Н.А., пришел к выводу, что нарушены права потребителя по договору подряда на изготовление мебели.

Адвокатом был составлен иск по взысканию стоимости мебели, неустойки, штрафа, морального вреда по защите прав потребителей и подан в суд в интересах И.Н.А.

Адвокат ссылался на то, что в соответствии со ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В соответствии со ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителей» продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору. При отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется.

В соответствии со ст. 27 Закона «О защите прав потребителей», исполнитель обязан осуществить выполнение работы (оказание услуги) в срок, установленный правилами выполнения отдельных видов работ (оказания отдельных видов услуг) или договором о выполнении работ (оказании услуг). В договоре о выполнении работ (оказании услуг) может предусматриваться срок выполнения работы (оказания услуги), если указанными правилами он не предусмотрен, а также срок меньшей продолжительности, чем срок, установленный указанными правилами. Срок выполнения работы (оказания услуги) может определяться датой (периодом), к которой должно быть закончено выполнение работы (оказание услуги) или (и) датой (периодом), к которой исполнитель должен приступить к выполнению работы (оказанию услуги). В случае, если выполнение работы (оказание услуги) осуществляется по частям (доставка периодической печати, техническое обслуживание) в течение срока действия договора о выполнении работ (оказании услуг), должны предусматриваться соответствующие сроки (периоды) выполнения таких работ (оказания услуг). По соглашению сторон в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки).

В соответствии с ч. 1 ст. 28 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (в ред. от 18.03.2019) «О защите прав потребителей», если исполнитель нарушил сроки выполнения работы (оказания услуги) – сроки начала и (или) окончания выполнения работы (оказания услуги) и (или) промежуточные сроки выполнения работы (оказания услуги) или во время выполнения работы (оказания услуги) стало очевидным, что она не будет выполнена в срок, потребитель по своему выбору вправе: назначить исполнителю новый срок; поручить выполнение работы (оказание услуги) третьим лицам за разумную цену или выполнить ее своими силами и потребовать от исполнителя возмещения понесенных расходов; потребовать уменьшения цены за выполнение работы (оказание услуги); отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги).

Адвокату удалось доказать суду, что ООО «АРТ ***» нарушены сроки исполнения договора, таким образом Заказчик вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ и требовать возврат уплаченной ей суммы в полном размере.

В соответствии со ст. 28 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (в ред. от 18.03.2019) «О защите прав потребителей» неустойка за нарушение установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) составляет 3% от цены выполнения работы за каждый день просрочки.

Таким образом, по подсчетам юриста по защите прав потребителей, неустойка за нарушение установленных сроков выполнения работ (оказания услуг) составляет 361 000 рублей.

Согласно п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (в ред. от 18.03.2019) «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

В силу разъяснений, содержащихся в п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 17 от 28.06.2012 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (п. 6 статьи 13 «О защите прав потребителей»).

В силу преамбулы Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (в ред. от 18.03.2019) «О защите прав потребителей» указанный закон регулирует отношения между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнения работ, оказании услуг).

Ответчиком был проигнорирован добровольный порядок удовлетворения требований Заказчика, в связи с чем она была вынуждена обратиться за удовлетворением своих требований в судебном порядке.

В соответствии с п. 2 ст. 13 Закона «О Защите прав потребителя», если иное не установлено законом, убытки, причиненные потребителю, подлежат возмещению в полной сумме сверх неустойки (пени), установленной законом или договором.

В силу ст. 15 ФЗ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения продавцом прав потребителя, подлежит возмещению причинителем вреда при наличии его вины.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

В судебном заседании адвокат обратил внимание суда на те обстоятельства, что заключая договор подряда мебели и выбирая на рынке данных видов услуг именно ООО «Арт ***» И.Н.А. рассчитывала получить услугу в срок, установленный договором, а вместо этого она столкнулась с грубым нарушением со стороны ответчика существенных условий договора сроков выполнения работ. Из-за неправомерных действий исполнителя по договору подряда на изготовление мебели она постоянно нервничала, переживала, плакала, что соответственно отражалось на ее здоровье. Как следствие стресса у И.Н.А. ухудшилось зрение, что подтверждалось медицинскими документами.

Суд посчитал доводы адвоката бюро соответствующими закону и решением Савеловского районного суда города Москвы от 26 декабря 2019 года расторгнут заключенный между И.Н.А. и ООО «АРТ ***» договор подряда на изготовление мебели от 09.08.2018 года. С ООО «АРТ *** взыскано уплаченные по договору денежные средства в размере 361 000 рублей, неустойка в размере 361 000 рублей, штраф в размере 50 % от взысканной судом денежной суммы, убытки в размере 13 900 рублей, моральный вред в размере 5 000 рублей, судебные расходы по оплате услуг адвоката.

Дело вела помощник адвоката Екатерина Приходько.

Решение суда вступило в законную силу.

Ложь во спасение. Кто хотел убить журналиста Андрея Караулова

Журналист Андрей Караулов Решение суда по делу Караулова по чести

В адвокатское бюро за юридической помощью обратилась Юлия Мареева, в отношении которой ее бывший муж, бывший телеведущий, журналист, публикующий свои статьи на страницах социальной сети Фэйсбук, Twitter и видеосюжеты на странице в социальной сети Youtube,  развернул информационную войну, безосновательно обвиняя ее в организации его убийства, а также в совершении иных преступлений. По утверждению бывшей супруги, Андрей Караулов имеет намерение очернить ее в глазах общественности, судебных органов, создав ей образ алчной женщины и вернуть тем самым интерес общества к его забытой персоне, оперируя громкими лозунгами: “Известный журналист боится молодую жену”.

Адвокат по гражданским делам бюро, изучив видеоматериалы, посты в социальных сетях размещенные на своих страницах Андреем Карауловым, а также видео передачи «Пусть говорят» под названием «Синдром Виталины» от 05.06.2019 года, составил исковое заявление в Тверской районный суд г. Москвы в отношении части откровенно лживых сообщений в защиту чести, достоинства и деловой репутации Доверителя.

Предметом рассмотрения в Тверском районном суде г. Москвы по гражданскому делу стали факты распространения Андреем Карауловым  в отношении Юлии Мареевой заведомо ложных сведений, порочащих ее честь и достоинство и подрывающих её репутацию 04 мая 2019 г., 05 мая 2019 г., 05 июня 2019 г. и 05 сентября 2019 г. при следующих обстоятельствах.

04 мая 2019 года в 09 часов 20 минут, Андрей Караулов, находясь в неустановленном месте, используя принадлежащий ему аккаунт в социальной сети Фэйсбук, на странице:

https://www.facebook.com/KaraulovFilm/videos/432374487574844/

разместил видео, озаглавленное: «Андрей Караулов в беседе с Андреем Углановым, главным редактором газеты «Аргументы недели», продолжительностью  50 мин. 25 сек., в котором сообщил заведомо для виновного ложные сведения о совершении Юлией Мареевой  преступления, а именно подготовке ею умышленного убийства Андрея Караулова (приискании киллера), корыстных мотивов этого преступления (квадратные метры, нажитые в период брака с Карауловым), о возбуждении в отношении нее уголовного дела.

 04 мая 2019 года точное время не известно, Андрей Караулов, находясь в неустановленном месте, используя аккаунт в социальной сети Youtube официального канала «Момент истины» на странице:

https://www.youtube.com/watch?v=gKZx6MePgGI

разместил видео, озаглавленное: «Черта» с пояснением: Андрей Караулов в беседе с Андреем Углановым, главным редактором газеты «Аргументы недели», продолжительностью  50 мин. 24 сек., в котором сообщил заведомо для виновного ложные сведения о совершении Юлией Мареевой преступления, а именно подготовке ею умышленного убийства Андрея Караулова (приискании киллера), о возбуждении в отношении нее уголовного дела, корыстных мотивов этого преступления (квадратные метры, нажитые в период брака с Карауловым).

05 мая 2019 года точное время не известно, Андрей Караулов, находясь в неустановленном месте, используя аккаунт на свое имя в социальной сети Twitter на странице:

https://twitter.com/andrei_karaulov,

разместил видео, озаглавленное: «Черта» с пояснением: Андрей Караулов в беседе с Андреем Углановым, главным редактором газеты «Аргументы недели», в котором сообщил заведомо для виновного ложные сведения о совершении Юлией Мареевой преступления, а именно подготовке ею умышленного убийства Андрея Караулова (приискании киллера), о возбуждении в отношении нее уголовного дела, корыстных мотивов этого преступления (квадратные метры, нажитые в период брака с Карауловым).

В указанном видеоролике, размещенном на Youtube-канале, в аккаунтах на Фэйсбук и Twitter, бывший телеведущий, журналист Андрей Караулов «связал» Юлию Марееву с арестованным по обвинению в совершении «рейдерских захватов недвижимости» гражданином по фамилии «Кантемир» для того, чтобы оправдать вынесение невыгодного для Андрея Караулова решения по гражданскому делу в Тверском районном суде Москвы по иску об оспаривании брачного договора.

Тем самым, перед неопределенным кругом лиц, являющихся аудиторией аккаунтов в сети Фэйсбук и на канале Youtube, Караулов А.В. обвинил бывшую супругу Юлию Марееву в непорядочности, нечестности, бесчестии и коррумпированных связях с судейским сообществом (формулировка: «Что получается, есть Россия Путина…, а есть Россия – судьи (фамилия скрыта)… что ли…»).

05 июня 2019 года в период с 19.50 до 21.00 час. в федеральном российском средстве массовой информации «Первый канал» (свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 50252 от 7 июня 2012 года) вышла в эфир передача «Пусть говорят» под названием «Синдром Виталины», в которой бывший телеведущий Андрей Караулов заявил об организации Юлией Мареевой его заказного убийства из корыстных побуждений, приискании киллеров, возбуждении и расследовании в отношении нее уголовного дела, а также о фактах фальсификации доказательств по гражданскому делу.

Тем самым, Караулов А.В. в телевизионном эфире перед неопределенным кругом лиц – зрителей «Первого канала» распространил заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство своей бывшей супруги Мареевой Ю.А.

Андрей Караулов, рассказывая о своей бывшей супруге в эфире телепередачи, придал ее личности крайне негативный оттенок, а именно утверждал о том, что она никогда не работала, была его иждивенкой, в период брака похищала имущество из дома, а затем за его счет приобретала другое имущество (недвижимость, автотранспорт), оформляя его на своих родителей. Журналист Андрей Караулов показал Юлию Марееву перед зрителями алчной, беспринципной женщиной, цель которой является только извлечение прибыли.

Данную передачу посмотрели миллионы зрителей в России и по всему миру.

В сообщении в социальной сети Facebook, размещенном 05 сентября 2019 года в 11.04 час. в принадлежащем Андрею Караулову аккаунте на странице https://www.facebook.com/100024068893867/posts/507973590014933?sfns=mo, он разместил заведомо ложные обвинения в отношении Юлии Мареевой в совершении особо тяжкого преступления – даче взятки должностному лицу, а кроме того и обвинения в адрес судьи Тверского районного суда, что можно рассматривать как преступление, предусмотренное ст. 298.1 УК РФ (клевета в отношении судьи).

Адвокат бюро настаивал в суде, что указанные выше сведения: о совершении Юлией Мареевой нечестных и аморальных поступков, организации покушения на его убийство, о ее федеральном розыске, о коррумпированных связях с правоохранительными органами являются ЛОЖНЫМИ, умаляют  ее честь и достоинство, порочат ее деловую репутацию.

Ложность утверждений Андрея Караулова в судебном заседании подтверждалась тем, что Юлия Мареева никогда не находилась в розыске за совершение преступления, ранее не привлекалась к уголовной ответственности и не судима, а все проведенные в отношении нее по заявлениям Караулова проверки окончились отказом в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава и события преступления, о чем Андрей Караулов был надлежащим образом извещен.

Адвокат утверждал, что Андрей Караулов не мог не знать о ложности рассказываемых им сведений, поскольку по результатам проверки по его заявлению, поданному в январе 2018 года в МВД России на имя министра внутренних дел, уголовное дело не было даже возбуждено. Юлией Мареевой давались объяснения относительно ложности сообщений Андрея Караулова, однако он продолжает в средствах массовой информации, в социальных сетях порочить ее имя, объявляя Юлию Марееву преступницей.

В ходе судебного заседания было установлено, что какой-либо меры пресечения либо меры уголовно-процессуального принуждения в отношении Юлии Мареевой не избиралось, никакого убийства Андрея Караулова не готовилось, равно как и в ходе проверки, проведенной в порядке ст. 144-145 УПК РФ в УМВД России по ЮЗАО г. Москвы, где бывший телеведущий Андрей Караулов заявил о совершении Юлией Мареевой хищений имущества заявителя, было отказано в возбуждении уголовного дела (постановление СЧ по РОПД СУ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г. Москве от 13 июня 2018 года, которым отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Мареевой Ю. за отсутствием состава преступления по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Андрей Караулов не называет и не может назвать источники получения ложной и порочащей Юлию Марееву информации, попросту выдумал их сам и не может не осознавать ложности распространяемых сведений.

Юлия Мареева является аспирантом высшего учебного заведения, работает, пользуется уважением и заслуженным авторитетом среди сокурсников и коллег.

Эфир программы «Пусть говорят», в котором журналист Андрей Караулов обвинял ее,  был транслирован на территории Канады, Дании и Украины, где проживают ее близкие родственники. Ложная информация о ее противоправной деятельности была воспринята ими как официальная, в связи с чем она была вынуждена оправдываться и объяснять причины такого поведения бывшего мужа Андрея Караулова.

Выступления Андрея Караулова в опубликованных постах и видеоролике в сети Фэйсбук и на канале Youtube, а также последующее выступление на «Первом канале» в телепередаче «Пусть говорят»  имели целью опорочить Юлию Марееву, повлиять на рассмотрение и разрешение гражданских исков в Тверском районном суде г. Москвы и Московском городском суде, подорвать деловую репутацию Юлии Мареевой перед коллегами, действующими и потенциальными деловыми партнерами.

В ходе судебного заседания адвокату Москвы по гражданским делам удалось доказать суду обоснованность заявленных исковых требований Юлии Мареевой о ложных высказываниях ее бывшего супруга. Суд пришел к выводу, что обвинения в адрес Юлии Мареевой о ее противоправном или преступном поведении, безусловно ложные и порочат ее честь и достоинство, подрывают репутацию.

Решением Тверского районного суда города Москвы от 12 декабря 2019 г. по делу 02-6242/2019 иск Мареевой Ю.А. к Караулову А.В. был удовлетворен, а все распространенные (размещенные) Андреем Карауловым сведения в видеоролике, постах в сети Фэйсбук и на канале Youtube, а также в выступлении на «Первом канале» в телепередаче «Пусть говорят» суд признал не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство Юлии Мареевой.

Дело вел Старший партнёр, адвокат Алексей Нянькин.

Решение суда вступило в законную силу.

 

Мосгорсуд отказал в иске о признании брачного договора недействительным

расторжение брака раздел имущества супругов

М. обратилась в Тверской районный суд г. Москвы с исковыми требованиями к К. о признании брачного договора от 25.11.2017 года недействительным, разделе имущества супругов. В исковом заявлении М. ссылалась на то, что с ответчиком К. она состояла в браке с 14.11.2013 года, который был расторгнут на основании решения мирового судьи СУ № 20 района Южное Бутово г. Москвы от 02.03.2018 года. Фактические брачные отношения между супругами прекращены 20 ноября 2017 года, с этого же времени они перестали вести совместное хозяйство. В период брака с К. супругами было приобретено 12 квартир в Москве и 4 автомашины.

25 ноября 2017 года между М. и К. был заключен брачный договор, удостоверенный нотариусом, Согласно п. 2 которого супруги изменяют установленный законом режим совместной собственности и устанавливают режим раздельной собственности на все имущество супругов.

В п. 3 Договора обозначен правовой режим недвижимого имущества, приобретенного супругами в браке до заключения Договора, а именно все недвижимое имущество, приобретенное супругами в браке в виде 12 квартир в городе Москве и 4 автомашин после заключения брачного договора будет являться личной собственностью супруга К., режим совместной собственности на вышеуказанные объекты недвижимости прекращается.

Таким образом, после регистрации брачного договора от 25.11.2017 года всё имущество, приобретенное супругами в период брака перешло в личную собственность супруга К. и оформлено в установленном законом порядке на его имя.

Согласно п. 6 Договора, все имущество, которое будет приобретено Супругами в браке после заключения настоящего договора, будет являться собственностью того супруга, на имя которого оно будет приобретено либо зарегистрировано.

В пунктах 7-12 Договора обозначен правовой режим отдельных видов имущества, в частности, на доходы, банковские вклады, акции, доли в имуществе и доходах коммерческих организаций, ювелирные украшения, вложения, значительно увеличивающие стоимость имущества. Данное имущество является во время брака и в случае его расторжения собственностью того из супругов, на имя которого оно оформлено.

М. ссылалась на то, что условия брачного договора от 25.11.2017 года поставили ее в крайне неблагоприятное положение, поскольку после расторжения брака она лишаюсь всего совместно нажитого имущества.

М. основывала свои исковые требования на следующем. В соответствии ч. 3 ст. 1 Семейного кодекса РФ регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщины, равенства прав супругов в семье, разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию, приоритета семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии, обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи.

Согласно пункта 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности, который может быть изменен брачным договором, заключенным в письменной форме и нотариально удостоверенным (пункт 1 статьи 42, пункт 2 статьи 41 СК РФ).

В силу пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 Кодекса, ничтожны.

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишения одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака.

Положения пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации направлены на защиту имущественных прав сторон брачного договора и обеспечение баланса их законных интересов.

В результате, брачный договор от 25.11.2017 года ставит М. в крайне неблагоприятное положение, поскольку все имущество, приобретенное супругами в период брака, стало собственностью супруга К. При заключении брачного договора М. действительно лишилась всего вышеуказанного имущества, нажитого в период брака и подлежащего разделу в равных долях при отсутствии брачного договора. Данное обстоятельство существенно нарушает ее права как супруга, что в силу п. 2 ст. 44 СК РФ является основанием к признанию оспариваемого договора недействительным.

М. просила в исковом заявлении произвести раздел данного имущества по 1/2 доли каждому из супругов в соответствии со ст. 38 Семейного кодекса РФ.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 23.04.2019 года, исковые требования М. были удовлетворены частично, суд признал брачный договор недействительным, признал общей совместной собственностью супругов и разделил по 1/2 доли каждому супругу следующее имущество: 12 квартир в Москве и 4 автомашины. В остальных исковых требованиях было отказано.

Копия текста мотивированного решения Тверского суда с подписью судьи была выдана М. Судебное решение (его резолютивная и мотивировочная части) были размещены на официальном портале Мосгорсуда.

Супруг К. не согласился с решением районного суда и подал апелляционную жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда.

Определением от 04 сентября 2019 года СК по гражданским делам Мосгорсуда перешла к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции в связи с тем, что решение суда НЕ было подписано судьей.

В ходе судебного заседания в Московском городском суде стороной супруга К. было заявлено, что супругами в период брака приобретено иное имущество: квартиры, земельный участок и жилой дом, который оформлен на имя родителей супруги М. а также то, что 12 квартир были приобретены им на заемные денежные средства по договору займа с Д.

В принятии встречного искового заявления К. судом было отказано.

Протокольным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.12.2019 года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, привлечены родители истца М.

Судебная коллегия, изучив материалы дела пришла к выводу об отмене решения Тверского районного суда города Москвы, как постановленного с нарушением норм процессуального права, в связи с тем, что решение суда не подписано судьей (находящее в материалах гражданского дела решение оказалось не подписанным судьей).

При рассмотрении гражданского дела по существу в апелляционном порядке, судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда пришла к выводу об отказе в удовлетворения исковых требований М. о признании брачного договора недействительным и разделе имущества. Суд отказывая в удовлетворении исковых требований сослался на то, что:

“из материалов дела не усматривается, что в период приобретения указанного в брачном договоре имущества супруги имели в качестве совместно нажитого имущества денежные средства, достаточные для приобретения названного имущества: 12 квартир в Москве и 4 автомобиля. При этом представитель ответчика ссылалась на то, что указанное имущество было приобретено на заемные денежные средства. Истец М. сообщила, что ничего не знает об указанном договоре займа. Кроме того, указанный брачный договор подписан сторонами в период прекращения брачных отношений, т.е М. выразила свою волю на передачу определенного брачным договором имущества в собственность К. добровольно, не считая на тот момент, что условия брачного договора ставят ее в крайне неблагоприятное положение.” Разрешая заявленные требования, коллегия также учла: “в обоснование своих возражений на заявленные М. требования о признании брачного договора недействительным, К. ссылался на те обстоятельства, что условия брачного договора не ставят М. в крайне неблагоприятное положение, данный договор подписан ею добровольно с учетом имущества, приобретенного М. на ее родителей: земельный участок, жилой дом, квартиры, автомашина Лексус”.

Таким образом, суд своим решением определил за М. право собственности на недвижимое имущество (2 квартиры, земельный участок, жилой дом), забрав его у собственников – родителей М., приобретших его в разные периоды времени в течение всей своей жизни на собственные доходы, сведения о которых были представлены по запросу суда.

Исходя из изложенного, руководствуясь указанными нормами закона, с учетом конкретных обстоятельств дела, судебная коллегия не нашла оснований для удовлетворения исковых требований М. о признании брачного договора недействительным, поскольку оснований полагать, что условия брачного договора ставят М. в крайне неблагоприятное положение, не имеется. При указанных обстоятельствах не подлежали удовлетворению и требования о разделе имущества супругов.

Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16.01.2020 года по гражданскому делу о признании брачного договора недействительным, разделе имущества супругов вступило в законную силу и является судебной практикой по семейным спорам.

Дело вел Управляющий партнер, адвокат Ольга Нянькина и помощник адвоката Екатерина Приходько.

 

                                    

Мосгорсуд удовлетворил административный иск на судебного пристава

отменен исполнительский сбор

Постановлением судебного пристава-исполнителя Зюзинского ОСП УФССП России по Москве от 25 апреля 2019 года с Т.Н.А. взыскан исполнительский сбор в размере 242 717 рублей 58 коп.

Обстоятельства дела таковы, что решением Зюзинского районного суда города Москвы по гражданскому делу о разделе имущества супругов с Т.Н.А. в пользу ее бывшего супруга Т.И.Ф. взысканы денежные средства в сумме ******* рубля; с супруга Т.И.Ф. в пользу Т.Н.А. взысканы денежные средства в сумме ******* рубля. Таким образом, фактически с учетом зачета встречных денежных требований бывший супруг Т.И.Ф. должен был выплатить в пользу Т.Н.А. ******* рубля.

Фактические обстоятельства совершения действий сторон, связанных с исполнительным производством:

29 марта 2019 г. Т.Н.А. получила исполнительный лист на сумму ******* рубля. и обратила его 01.04.2019 года к исполнению путем обращения в банки, в которых были арестованы счета с денежными средствами ее бывшего супруга Т.И.Ф. где было произведено списание в ПАО «Росбанк»на сумму ******* рублей;

01 апреля 2019 г. Т.И.Ф. направил в адрес Т.Н.А. заявление о зачете однородных требований;

10 апреля 2019 г. судебным приставом-исполнителем Зюзинского ОСП УФССП России по Москве было возбуждено исполнительное производство по заявлению бывшего супруга Т.И.Ф. о взыскании денежных средств в сумме ******* руб. с Т.Н.А.;

17 апреля 2019 г. Т.Н.А. получила почтой постановление о возбуждении исполнительного производства;

19 апреля 2019 г. в ПАО “МКБ” предъявлен исполнительный лист с требованием списания со счета бывшего супруга Т.И.Ф. в пределах суммы, превышающий зачет, а именно на сумму ******* руб.

На 24 апреля 2019 г. в 15.30 час. в Зюзинском районном суде г. Москвы было назначено судебное заседание по заявлению бывшего супруга Т.И.Ф. о зачете встречных однородных требований, которое отложено на 24 мая 2019 в связи с необходимостью истребования сведений об исполнительных производствах.

В тот же день, 24 апреля 2019 г. представителю бывшего супруга Т.И.Ф. было вручено предложение о зачете, которое формально было принято им.

25 апреля 2019 г. бывший супруг Т.И.Ф. подает судебному приставу-исполнителю Зюзинского ОСП УФССП России по Москве заявление об отзыве исполнительного листа о взыскании с Т.Н.А. денежных средств.

25 апреля 2019 г. Т.Н.А. подает на личном приеме судебному приставу-исполнителю Зюзинского ОСП УФССП России по Москве заявление о зачете, указывая на то, что исполнительное производство возбуждено в отношении бывшего супруга Т.И.Ф. в порядке, установленном ст. 8 Закона «Об исполнительном производстве» еще 01 апреля 2019 г. (путем предъявления исполнительного листа в ПАО «Росбанк»).

25 апреля 2019 г. судебный пристав-исполнитель Зюзинского ОСП УФССП России по Москве выносит постановление об окончании исполнительного производства в отношении Т.Н.А. и возвращении исполнительного документа взыскателю.

После этого, в тот же день 25 апреля 2019 г. судебный пристав-исполнитель Зюзинского ОСП УФССП России по Москве выносит постановление о взыскании исполнительского сбора в размере 242 717  рублей 58 коп.

В присутствии Т.Н.А. судебный пристав-исполнитель производит частичное исполнение путем списания денежных средств с ее счета, и вручает ей квитанции на оплату оставшейся части исполнительского сбора.

В постановлении о взыскании исполнительского сбора судебный пристав-исполнитель указывает, что:

– доказательств, подтверждающих уважительность причин неисполнения исполнительного документа, не представлено;

– должником не подтверждено, что нарушение установленных сроков исполнения исполнительного документа вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непреодолимыми препятствиями, находящимися вне его контроля, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась в целях надлежащего исполнения.

Адвокат бюро по административным спорам, изучив документы Т.Н.А., пришел к выводу, что Постановление судебного пристава-исполнителя Зюзинского ОСП УФССП России по Москве от 25 апреля 2019 года незаконно и Т.Н.А. имела право на освобождение от уплаты исполнительского сбора, установленного постановлением судебного пристава-исполнителя.

Адвокатом по административным делам был подан административный иск в Зюзинский районный суд г. Москвы об отмене постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора от 25 апреля 2019 года.

Адвокат ссылался на то, что в силу п. 74 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» суд вправе с учетом степени вины должника в неисполнении в срок исполнительного документа, иных существенных обстоятельств уменьшить размер исполнительского сбора не более чем на одну четверть от размера, установленного частью 3 статьи 112 Закона об исполнительном производстве, либо освободить должника от его взыскания не только при разрешении требований об уменьшении размера исполнительского сбора или освобождении от его взыскания, но и при разрешении требований об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора.

Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 30.07.2001 № 13-П установленный частью 3 статьи 112 Федерального закона «Об исполнительном производстве» размер взыскания (семь процентов) представляет допустимый максимум или верхнюю границу, следовательно, с учетом характера правонарушения, размера вреда, степени вины, имущественного положения правонарушителя и других обстоятельств он может быть снижен правоприменителем. Кроме того, санкции штрафного характера, к числу которых относится и исполнительский сбор, должны отвечать требованиям Конституции Российской Федерации, в том числе соответствовать принципу юридического равенства, быть соразмерными конституционно защищаемым интересам и ценностям. Исходя из смысла статьи 55 Конституции Российской Федерации, введение ответственности за правонарушение и установление конкретной санкции должны отвечать требованиям справедливости и соответствовать характеру совершенного деяния.

В судебном заседании адвокат обратил внимание суда на те обстоятельства, что Т.Н.А., зная, что фактически она не является должником перед бывшим супругом Т.И.Ф., принимая меры к взысканию задолженности путем непосредственного обращения в банки, где размещены счета Т.И.Ф., на которые наложен арест, а также получив постановление пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства, не могла исполнить решение суда каким-либо образом, не получив встречного исполнения от бывшего супруга Т.И.Ф.

Решением Зюзинского районного суда г. Москвы от 17 июня 2019 года отказано в удовлетворении административного иска Т.Н.А. об отмене постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора от 25 апреля 2019 г.

Адвокат бюро по административным делам, полагая, что  решение Зюзинского районного суда г. Москвы является незаконным и необоснованным и подлежащим отмене, обратился в Московский городской суд с апелляционной жалобой, в которой указал, что решение суда не соответствует фактическим обстоятельствам административного дела, противоречит исследованным по делу доказательствам. Выводы суда об отсутствии оснований для удовлетворения административного иска противоречит исследованным по делу доказательствам.

Адвокат заявлял, что Административный Истец согласен с тем, что суд был вправе установить обстоятельства, свидетельствующие о необходимости как уменьшить размер исполнительского сбора, так и освободить должника от его взыскания на основании исследованных в судебном заседании доказательств, даже если стороны на данные обстоятельства не ссылались (части 6, 7, 9 статьи 112 Закона об исполнительном производстве, часть 3 статьи 62 КАС РФ, часть 4 статьи 200 АПК РФ). Однако обстоятельства дела свидетельствуют о том, что даже, признав действия пристава законными, суд имел все основания полностью освободить Т.Н.А. от уплаты исполнительного сбора В соответствии с 78 указанного Постановления по смыслу части 1 статьи 112 Закона об исполнительном производстве исполнительский сбор обладает свойствами административной штрафной санкции, при применении которой на должника возлагается обязанность произвести определенную дополнительную выплату в качестве меры его публично-правовой ответственности, возникающей в связи с совершенным им правонарушением в процессе исполнительного производства.

Адвокат утверждал, что в сложившейся ситуации, какие-либо штрафные санкции в отношении Т.Н.А. не только не обоснованы, но и противоречат смыслу исполнительного производства и принципам юридической ответственности.

Адвокат обратил внимание суда, что фактические обстоятельства дела позволяют Т.Н.А. обоснованно просить освобождения от уплаты исполнительского сбора. Такими обстоятельствами по делу являлись:

– Т.Н.А. с учетом решения Зюзинского районного суда г. Москвы должна выступать взыскателем, а не должником перед бывшим супругом Т.И.Ф.;

– исполнительное производство в отношении бывшего Т.И.Ф. было возбуждено в порядке, предусмотренном ст. 8 Закона «Об исполнительном производстве», то есть минуя Зюзинский ОСП,

– Т.Н.А. заявила о зачете, а предъявление исполнительного документа в банк сделала с учетом зачета встречных требований;

– отсутствие претензий взыскателя (отзыв бывшим супругом Т.И.Ф. Исполнительного документа),

– окончание судебным приставом-исполнителем исполнительного производства после отзыва исполнительного документа в день начисления исполнительского сбора;

– предъявление заявлений о зачете сторонами исполнительного производства друг к другу до вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

Суд посчитал доводы адвоката бюро соответствующими закону, решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 17.06.2019 года отменено, требования Т.Н.А. о об отмене постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора от 25 апреля 2019 года удовлетворены.

Дело вел Старший партнёр, адвокат Алексей Нянькин и помощник адвоката Екатерина Приходько.

Решение суда вступило в законную силу.

Черемушкинский суд Москвы признал незаконным увольнение врача

незаконное увольнение врача

Приказом руководителя ГБУ города Москвы «Пансионат для ветеранов труда № 6», на врача Н.В.Б. было наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения.

Адвокат бюро по трудовым спорам, изучив документы Н.В.Б., пришел к выводу, что приказ от 04.04.2019 года не может быть признан законным, поскольку основан на надуманных и ничем не подтвержденных данных, изложенных в докладной записке (без номера и без даты) и.о. заместителя директора пансионата.

В приказе от 04.04.2019 Н.В.Б. инкриминировались следующие нарушения:

-небрежное ведение истории болезни пациента, дат дневниковых записей и консультаций специалистов;

– не описан подробно клинический статус пациента при выявлении жалоб;

При этом, инкриминируемые Н.В.Б. нарушения имели место до вынесения двух других приказов о наложении дисциплинарных взысканий. Адвокатом было составлено исковое заявление в Черемушкинский районный суд города Москвы в интересах врача Н.В.Б.

Трудовой юрист обратил внимание суда на то, что нарушения, на которые ссылается работодатель, и которые вменены Н.В.Б. приказами от 14.01.2019 и от 04.04.2019, основаны на якобы имевшем место невыполнении требований Инструктивно-методического письма ДТСЗН города Москвы от 29.12.2008 № 02/6700/30329. Однако, контрольная карта, определяющая критерии оценки качества ведения истории болезни, была введена только приказом 1-б от 09.01.2019, и до уволенного врача приказ доводился только 09 января 2019 года. Тем самым, считал адвокат, назначение наказания с использованием критериев оценки, введенных Работодателем уже после того, как имели место действия Работника, оцененные как «нарушение», является незаконным.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен. В соответствии со ст. 193 Трудового кодекса РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Не предоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание может быть обжаловано работником в государственную инспекцию труда и (или) органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

Согласно п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание. Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. В силу п. 33 Постановления Пленума ВС РФ № 2 от 17 марта 2004 года, при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

Таким образом, в силу приведенных выше норм трудового законодательства, дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику за нарушение им трудовой дисциплины, то есть за дисциплинарный проступок.

Противоправность действий или бездействия работников означает, что они не соответствуют законам, иным нормативным правовым актам, в том числе положениям и уставам о дисциплине, должностным инструкциям.

Дисциплинарным проступком могут быть признаны только такие противоправные действия (бездействие) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанностей.

При этом право выбора конкретной меры дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством принадлежит работодателю, который должен учитывать степень тяжести проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника.

Судом была дана оценка обоснованности вынесения оспариваемого приказа, а доводы адвоката по трудовым делам были убедительными и суд правомерно признал отсутствие законных оснований для применения в отношении Н.В.Б. меры дисциплинарного характера в виде увольнения в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Решением Черемушкинского районного суда города Москвы от 11 июля 2019 года частично удовлетворены исковые требования Н.В.Б. к ГБУ г. Москвы «Пансионат для ветеранов труда № 6»:

признан незаконным и отменен приказ о наложении в отношении Н.В.Б. дисциплинарного взыскания в виде увольнения;

врач восстановлена в должности заведующего отделением милосердия ГБУ г. Москвы «Пансионат для ветеранов труда № 6» даты увольнения;

с ГБУ г. Москвы «Пансионат для ветеранов труда № 6» в пользу Н.В.Б. взыскана компенсация за вынужденный прогул в размере 362 621 руб. 35 коп., компенсация морального вреда.

Решение суда обращено к немедленному исполнению в части восстановления на работе.

С решением суда не согласился ответчик ГБУ г. Москвы «Пансионат для ветеранов труда № 6, представитель которого подал апелляционную жалобу. Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18.11.2019 года решение Черемушкинского районного суда оставлено без изменения, а жалоба без удовлетворения.

Дело вел Старший партнёр, адвокат Алексей Нянькин.

Решение суда вступило в законную силу.

 

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять