Ложь во спасение. Кто хотел убить журналиста Андрея Караулова

Журналист Андрей Караулов

В адвокатское бюро за юридической помощью обратилась Юлия Мареева, в отношении которой ее бывший муж, бывший телеведущий, журналист, публикующий свои статьи на страницах социальной сети Фэйсбук, Twitter и видеосюжеты на странице в социальной сети Youtube,  развернул информационную войну, безосновательно обвиняя ее в организации его убийства, а также в совершении иных преступлений. По утверждению бывшей супруги, Андрей Караулов имеет намерение очернить ее в глазах общественности, судебных органов, создав ей образ алчной женщины и вернуть тем самым интерес общества к его забытой персоне, оперируя громкими лозунгами: “Известный журналист боится молодую жену”.

Адвокат по гражданским делам бюро, изучив видеоматериалы, посты в социальных сетях размещенные на своих страницах Андреем Карауловым, а также видео передачи «Пусть говорят» под названием «Синдром Виталины» от 05.06.2019 года, составил исковое заявление в Тверской районный суд г. Москвы в отношении части откровенно лживых сообщений в защиту чести, достоинства и деловой репутации Доверителя.

Предметом рассмотрения в Тверском районном суде г. Москвы по гражданскому делу стали факты распространения Андреем Карауловым  в отношении Юлии Мареевой заведомо ложных сведений, порочащих ее честь и достоинство и подрывающих её репутацию 04 мая 2019 г., 05 мая 2019 г., 05 июня 2019 г. и 05 сентября 2019 г. при следующих обстоятельствах.

04 мая 2019 года в 09 часов 20 минут, Андрей Караулов, находясь в неустановленном месте, используя принадлежащий ему аккаунт в социальной сети Фэйсбук, на странице:

https://www.facebook.com/KaraulovFilm/videos/432374487574844/

разместил видео, озаглавленное: «Андрей Караулов в беседе с Андреем Углановым, главным редактором газеты «Аргументы недели», продолжительностью  50 мин. 25 сек., в котором сообщил заведомо для виновного ложные сведения о совершении Юлией Мареевой  преступления, а именно подготовке ею умышленного убийства Андрея Караулова (приискании киллера), корыстных мотивов этого преступления (квадратные метры, нажитые в период брака с Карауловым), о возбуждении в отношении нее уголовного дела.

 04 мая 2019 года точное время не известно, Андрей Караулов, находясь в неустановленном месте, используя аккаунт в социальной сети Youtube официального канала «Момент истины» на странице:

https://www.youtube.com/watch?v=gKZx6MePgGI

разместил видео, озаглавленное: «Черта» с пояснением: Андрей Караулов в беседе с Андреем Углановым, главным редактором газеты «Аргументы недели», продолжительностью  50 мин. 24 сек., в котором сообщил заведомо для виновного ложные сведения о совершении Юлией Мареевой преступления, а именно подготовке ею умышленного убийства Андрея Караулова (приискании киллера), о возбуждении в отношении нее уголовного дела, корыстных мотивов этого преступления (квадратные метры, нажитые в период брака с Карауловым).

05 мая 2019 года точное время не известно, Андрей Караулов, находясь в неустановленном месте, используя аккаунт на свое имя в социальной сети Twitter на странице:

https://twitter.com/andrei_karaulov,

разместил видео, озаглавленное: «Черта» с пояснением: Андрей Караулов в беседе с Андреем Углановым, главным редактором газеты «Аргументы недели», в котором сообщил заведомо для виновного ложные сведения о совершении Юлией Мареевой преступления, а именно подготовке ею умышленного убийства Андрея Караулова (приискании киллера), о возбуждении в отношении нее уголовного дела, корыстных мотивов этого преступления (квадратные метры, нажитые в период брака с Карауловым).

В указанном видеоролике, размещенном на Youtube-канале, в аккаунтах на Фэйсбук и Twitter, бывший телеведущий, журналист Андрей Караулов «связал» Юлию Марееву с арестованным по обвинению в совершении «рейдерских захватов недвижимости» гражданином по фамилии «Кантемир» для того, чтобы оправдать вынесение невыгодного для Андрея Караулова решения по гражданскому делу в Тверском районном суде Москвы по иску об оспаривании брачного договора.

Тем самым, перед неопределенным кругом лиц, являющихся аудиторией аккаунтов в сети Фэйсбук и на канале Youtube, Караулов А.В. обвинил бывшую супругу Юлию Марееву в непорядочности, нечестности, бесчестии и коррумпированных связях с судейским сообществом (формулировка: «Что получается, есть Россия Путина…, а есть Россия – судьи (фамилия скрыта)… что ли…»).

05 июня 2019 года в период с 19.50 до 21.00 час. в федеральном российском средстве массовой информации «Первый канал» (свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 50252 от 7 июня 2012 года) вышла в эфир передача «Пусть говорят» под названием «Синдром Виталины», в которой бывший телеведущий Андрей Караулов заявил об организации Юлией Мареевой его заказного убийства из корыстных побуждений, приискании киллеров, возбуждении и расследовании в отношении нее уголовного дела, а также о фактах фальсификации доказательств по гражданскому делу.

Тем самым, Караулов А.В. в телевизионном эфире перед неопределенным кругом лиц – зрителей «Первого канала» распространил заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство своей бывшей супруги Мареевой Ю.А.

Андрей Караулов, рассказывая о своей бывшей супруге в эфире телепередачи, придал ее личности крайне негативный оттенок, а именно утверждал о том, что она никогда не работала, была его иждивенкой, в период брака похищала имущество из дома, а затем за его счет приобретала другое имущество (недвижимость, автотранспорт), оформляя его на своих родителей. Журналист Андрей Караулов показал Юлию Марееву перед зрителями алчной, беспринципной женщиной, цель которой является только извлечение прибыли.

Данную передачу посмотрели миллионы зрителей в России и по всему миру.

В сообщении в социальной сети Facebook, размещенном 05 сентября 2019 года в 11.04 час. в принадлежащем Андрею Караулову аккаунте на странице https://www.facebook.com/100024068893867/posts/507973590014933?sfns=mo, он разместил заведомо ложные обвинения в отношении Юлии Мареевой в совершении особо тяжкого преступления – даче взятки должностному лицу, а кроме того и обвинения в адрес судьи Тверского районного суда, что можно рассматривать как преступление, предусмотренное ст. 298.1 УК РФ (клевета в отношении судьи).

Адвокат бюро настаивал в суде, что указанные выше сведения: о совершении Юлией Мареевой нечестных и аморальных поступков, организации покушения на его убийство, о ее федеральном розыске, о коррумпированных связях с правоохранительными органами являются ЛОЖНЫМИ, умаляют  ее честь и достоинство, порочат ее деловую репутацию.

Ложность утверждений Андрея Караулова в судебном заседании подтверждалась тем, что Юлия Мареева никогда не находилась в розыске за совершение преступления, ранее не привлекалась к уголовной ответственности и не судима, а все проведенные в отношении нее по заявлениям Караулова проверки окончились отказом в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава и события преступления, о чем Андрей Караулов был надлежащим образом извещен.

Адвокат утверждал, что Андрей Караулов не мог не знать о ложности рассказываемых им сведений, поскольку по результатам проверки по его заявлению, поданному в январе 2018 года в МВД России на имя министра внутренних дел, уголовное дело не было даже возбуждено. Юлией Мареевой давались объяснения относительно ложности сообщений Андрея Караулова, однако он продолжает в средствах массовой информации, в социальных сетях порочить ее имя, объявляя Юлию Марееву преступницей.

В ходе судебного заседания было установлено, что какой-либо меры пресечения либо меры уголовно-процессуального принуждения в отношении Юлии Мареевой не избиралось, никакого убийства Андрея Караулова не готовилось, равно как и в ходе проверки, проведенной в порядке ст. 144-145 УПК РФ в УМВД России по ЮЗАО г. Москвы, где бывший телеведущий Андрей Караулов заявил о совершении Юлией Мареевой хищений имущества заявителя, было отказано в возбуждении уголовного дела (постановление СЧ по РОПД СУ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г. Москве от 13 июня 2018 года, которым отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Мареевой Ю. за отсутствием состава преступления по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Андрей Караулов не называет и не может назвать источники получения ложной и порочащей Юлию Марееву информации, попросту выдумал их сам и не может не осознавать ложности распространяемых сведений.

Юлия Мареева является аспирантом высшего учебного заведения, работает, пользуется уважением и заслуженным авторитетом среди сокурсников и коллег.

Эфир программы «Пусть говорят», в котором журналист Андрей Караулов обвинял ее,  был транслирован на территории Канады, Дании и Украины, где проживают ее близкие родственники. Ложная информация о ее противоправной деятельности была воспринята ими как официальная, в связи с чем она была вынуждена оправдываться и объяснять причины такого поведения бывшего мужа Андрея Караулова.

Выступления Андрея Караулова в опубликованных постах и видеоролике в сети Фэйсбук и на канале Youtube, а также последующее выступление на «Первом канале» в телепередаче «Пусть говорят»  имели целью опорочить Юлию Марееву, повлиять на рассмотрение и разрешение гражданских исков в Тверском районном суде г. Москвы и Московском городском суде, подорвать деловую репутацию Юлии Мареевой перед коллегами, действующими и потенциальными деловыми партнерами.

В ходе судебного заседания адвокату Москвы по гражданским делам удалось доказать суду обоснованность заявленных исковых требований Юлии Мареевой о ложных высказываниях ее бывшего супруга. Суд пришел к выводу, что обвинения в адрес Юлии Мареевой о ее противоправном или преступном поведении, безусловно ложные и порочат ее честь и достоинство, подрывают репутацию.

Решением Тверского районного суда города Москвы от 12 декабря 2019 г. по делу 02-6242/2019 иск Мареевой Ю.А. к Караулову А.В. был удовлетворен, а все распространенные (размещенные) Андреем Карауловым сведения в видеоролике, постах в сети Фэйсбук и на канале Youtube, а также в выступлении на «Первом канале» в телепередаче «Пусть говорят» суд признал не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство Юлии Мареевой.

Дело вел Старший партнёр, адвокат Алексей Нянькин.

Решение суда вступило в законную силу.

 

Мосгорсуд отказал в иске о признании брачного договора недействительным

расторжение брака раздел имущества супругов

М. обратилась в Тверской районный суд г. Москвы с исковыми требованиями к К. о признании брачного договора от 25.11.2017 года недействительным, разделе имущества супругов. В исковом заявлении М. ссылалась на то, что с ответчиком К. она состояла в браке с 14.11.2013 года, который был расторгнут на основании решения мирового судьи СУ № 20 района Южное Бутово г. Москвы от 02.03.2018 года. Фактические брачные отношения между супругами прекращены 20 ноября 2017 года, с этого же времени они перестали вести совместное хозяйство. В период брака с К. супругами было приобретено 12 квартир в Москве и 4 автомашины.

25 ноября 2017 года между М. и К. был заключен брачный договор, удостоверенный нотариусом, Согласно п. 2 которого супруги изменяют установленный законом режим совместной собственности и устанавливают режим раздельной собственности на все имущество супругов.

В п. 3 Договора обозначен правовой режим недвижимого имущества, приобретенного супругами в браке до заключения Договора, а именно все недвижимое имущество, приобретенное супругами в браке в виде 12 квартир в городе Москве и 4 автомашин после заключения брачного договора будет являться личной собственностью супруга К., режим совместной собственности на вышеуказанные объекты недвижимости прекращается.

Таким образом, после регистрации брачного договора от 25.11.2017 года всё имущество, приобретенное супругами в период брака перешло в личную собственность супруга К. и оформлено в установленном законом порядке на его имя.

Согласно п. 6 Договора, все имущество, которое будет приобретено Супругами в браке после заключения настоящего договора, будет являться собственностью того супруга, на имя которого оно будет приобретено либо зарегистрировано.

В пунктах 7-12 Договора обозначен правовой режим отдельных видов имущества, в частности, на доходы, банковские вклады, акции, доли в имуществе и доходах коммерческих организаций, ювелирные украшения, вложения, значительно увеличивающие стоимость имущества. Данное имущество является во время брака и в случае его расторжения собственностью того из супругов, на имя которого оно оформлено.

М. ссылалась на то, что условия брачного договора от 25.11.2017 года поставили ее в крайне неблагоприятное положение, поскольку после расторжения брака она лишаюсь всего совместно нажитого имущества.

М. основывала свои исковые требования на следующем. В соответствии ч. 3 ст. 1 Семейного кодекса РФ регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщины, равенства прав супругов в семье, разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию, приоритета семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии, обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи.

Согласно пункта 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности, который может быть изменен брачным договором, заключенным в письменной форме и нотариально удостоверенным (пункт 1 статьи 42, пункт 2 статьи 41 СК РФ).

В силу пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 Кодекса, ничтожны.

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишения одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака.

Положения пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации направлены на защиту имущественных прав сторон брачного договора и обеспечение баланса их законных интересов.

В результате, брачный договор от 25.11.2017 года ставит М. в крайне неблагоприятное положение, поскольку все имущество, приобретенное супругами в период брака, стало собственностью супруга К. При заключении брачного договора М. действительно лишилась всего вышеуказанного имущества, нажитого в период брака и подлежащего разделу в равных долях при отсутствии брачного договора. Данное обстоятельство существенно нарушает ее права как супруга, что в силу п. 2 ст. 44 СК РФ является основанием к признанию оспариваемого договора недействительным.

М. просила в исковом заявлении произвести раздел данного имущества по 1/2 доли каждому из супругов в соответствии со ст. 38 Семейного кодекса РФ.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 23.04.2019 года, исковые требования М. были удовлетворены частично, суд признал брачный договор недействительным, признал общей совместной собственностью супругов и разделил по 1/2 доли каждому супругу следующее имущество: 12 квартир в Москве и 4 автомашины. В остальных исковых требованиях было отказано.

Копия текста мотивированного решения Тверского суда с подписью судьи была выдана М. Судебное решение (его резолютивная и мотивировочная части) были размещены на официальном портале Мосгорсуда.

Супруг К. не согласился с решением районного суда и подал апелляционную жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда.

Определением от 04 сентября 2019 года СК по гражданским делам Мосгорсуда перешла к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции в связи с тем, что решение суда НЕ было подписано судьей.

В ходе судебного заседания в Московском городском суде стороной супруга К. было заявлено, что супругами в период брака приобретено иное имущество: квартиры, земельный участок и жилой дом, который оформлен на имя родителей супруги М. а также то, что 12 квартир были приобретены им на заемные денежные средства по договору займа с Д.

В принятии встречного искового заявления К. судом было отказано.

Протокольным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.12.2019 года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, привлечены родители истца М.

Судебная коллегия, изучив материалы дела пришла к выводу об отмене решения Тверского районного суда города Москвы, как постановленного с нарушением норм процессуального права, в связи с тем, что решение суда не подписано судьей (находящее в материалах гражданского дела решение оказалось не подписанным судьей).

При рассмотрении гражданского дела по существу в апелляционном порядке, судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда пришла к выводу об отказе в удовлетворения исковых требований М. о признании брачного договора недействительным и разделе имущества. Суд отказывая в удовлетворении исковых требований сослался на то, что:

“из материалов дела не усматривается, что в период приобретения указанного в брачном договоре имущества супруги имели в качестве совместно нажитого имущества денежные средства, достаточные для приобретения названного имущества: 12 квартир в Москве и 4 автомобиля. При этом представитель ответчика ссылалась на то, что указанное имущество было приобретено на заемные денежные средства. Истец М. сообщила, что ничего не знает об указанном договоре займа. Кроме того, указанный брачный договор подписан сторонами в период прекращения брачных отношений, т.е М. выразила свою волю на передачу определенного брачным договором имущества в собственность К. добровольно, не считая на тот момент, что условия брачного договора ставят ее в крайне неблагоприятное положение.” Разрешая заявленные требования, коллегия также учла: “в обоснование своих возражений на заявленные М. требования о признании брачного договора недействительным, К. ссылался на те обстоятельства, что условия брачного договора не ставят М. в крайне неблагоприятное положение, данный договор подписан ею добровольно с учетом имущества, приобретенного М. на ее родителей: земельный участок, жилой дом, квартиры, автомашина Лексус”.

Таким образом, суд своим решением определил за М. право собственности на недвижимое имущество (2 квартиры, земельный участок, жилой дом), забрав его у собственников – родителей М., приобретших его в разные периоды времени в течение всей своей жизни на собственные доходы, сведения о которых были представлены по запросу суда.

Исходя из изложенного, руководствуясь указанными нормами закона, с учетом конкретных обстоятельств дела, судебная коллегия не нашла оснований для удовлетворения исковых требований М. о признании брачного договора недействительным, поскольку оснований полагать, что условия брачного договора ставят М. в крайне неблагоприятное положение, не имеется. При указанных обстоятельствах не подлежали удовлетворению и требования о разделе имущества супругов.

Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16.01.2020 года по гражданскому делу о признании брачного договора недействительным, разделе имущества супругов вступило в законную силу и является судебной практикой по семейным спорам.

Дело вел Управляющий партнер, адвокат Ольга Нянькина и помощник адвоката Екатерина Приходько.

 

                                    

Мосгорсуд удовлетворил административный иск на судебного пристава

отменен исполнительский сбор

Постановлением судебного пристава-исполнителя Зюзинского ОСП УФССП России по Москве от 25 апреля 2019 года с Т.Н.А. взыскан исполнительский сбор в размере 242 717 рублей 58 коп.

Обстоятельства дела таковы, что решением Зюзинского районного суда города Москвы по гражданскому делу о разделе имущества супругов с Т.Н.А. в пользу ее бывшего супруга Т.И.Ф. взысканы денежные средства в сумме ******* рубля; с супруга Т.И.Ф. в пользу Т.Н.А. взысканы денежные средства в сумме ******* рубля. Таким образом, фактически с учетом зачета встречных денежных требований бывший супруг Т.И.Ф. должен был выплатить в пользу Т.Н.А. ******* рубля.

Фактические обстоятельства совершения действий сторон, связанных с исполнительным производством:

29 марта 2019 г. Т.Н.А. получила исполнительный лист на сумму ******* рубля. и обратила его 01.04.2019 года к исполнению путем обращения в банки, в которых были арестованы счета с денежными средствами ее бывшего супруга Т.И.Ф. где было произведено списание в ПАО «Росбанк»на сумму ******* рублей;

01 апреля 2019 г. Т.И.Ф. направил в адрес Т.Н.А. заявление о зачете однородных требований;

10 апреля 2019 г. судебным приставом-исполнителем Зюзинского ОСП УФССП России по Москве было возбуждено исполнительное производство по заявлению бывшего супруга Т.И.Ф. о взыскании денежных средств в сумме ******* руб. с Т.Н.А.;

17 апреля 2019 г. Т.Н.А. получила почтой постановление о возбуждении исполнительного производства;

19 апреля 2019 г. в ПАО “МКБ” предъявлен исполнительный лист с требованием списания со счета бывшего супруга Т.И.Ф. в пределах суммы, превышающий зачет, а именно на сумму ******* руб.

На 24 апреля 2019 г. в 15.30 час. в Зюзинском районном суде г. Москвы было назначено судебное заседание по заявлению бывшего супруга Т.И.Ф. о зачете встречных однородных требований, которое отложено на 24 мая 2019 в связи с необходимостью истребования сведений об исполнительных производствах.

В тот же день, 24 апреля 2019 г. представителю бывшего супруга Т.И.Ф. было вручено предложение о зачете, которое формально было принято им.

25 апреля 2019 г. бывший супруг Т.И.Ф. подает судебному приставу-исполнителю Зюзинского ОСП УФССП России по Москве заявление об отзыве исполнительного листа о взыскании с Т.Н.А. денежных средств.

25 апреля 2019 г. Т.Н.А. подает на личном приеме судебному приставу-исполнителю Зюзинского ОСП УФССП России по Москве заявление о зачете, указывая на то, что исполнительное производство возбуждено в отношении бывшего супруга Т.И.Ф. в порядке, установленном ст. 8 Закона «Об исполнительном производстве» еще 01 апреля 2019 г. (путем предъявления исполнительного листа в ПАО «Росбанк»).

25 апреля 2019 г. судебный пристав-исполнитель Зюзинского ОСП УФССП России по Москве выносит постановление об окончании исполнительного производства в отношении Т.Н.А. и возвращении исполнительного документа взыскателю.

После этого, в тот же день 25 апреля 2019 г. судебный пристав-исполнитель Зюзинского ОСП УФССП России по Москве выносит постановление о взыскании исполнительского сбора в размере 242 717  рублей 58 коп.

В присутствии Т.Н.А. судебный пристав-исполнитель производит частичное исполнение путем списания денежных средств с ее счета, и вручает ей квитанции на оплату оставшейся части исполнительского сбора.

В постановлении о взыскании исполнительского сбора судебный пристав-исполнитель указывает, что:

– доказательств, подтверждающих уважительность причин неисполнения исполнительного документа, не представлено;

– должником не подтверждено, что нарушение установленных сроков исполнения исполнительного документа вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непреодолимыми препятствиями, находящимися вне его контроля, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась в целях надлежащего исполнения.

Адвокат бюро по административным спорам, изучив документы Т.Н.А., пришел к выводу, что Постановление судебного пристава-исполнителя Зюзинского ОСП УФССП России по Москве от 25 апреля 2019 года незаконно и Т.Н.А. имела право на освобождение от уплаты исполнительского сбора, установленного постановлением судебного пристава-исполнителя.

Адвокатом по административным делам был подан административный иск в Зюзинский районный суд г. Москвы об отмене постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора от 25 апреля 2019 года.

Адвокат ссылался на то, что в силу п. 74 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» суд вправе с учетом степени вины должника в неисполнении в срок исполнительного документа, иных существенных обстоятельств уменьшить размер исполнительского сбора не более чем на одну четверть от размера, установленного частью 3 статьи 112 Закона об исполнительном производстве, либо освободить должника от его взыскания не только при разрешении требований об уменьшении размера исполнительского сбора или освобождении от его взыскания, но и при разрешении требований об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора.

Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 30.07.2001 № 13-П установленный частью 3 статьи 112 Федерального закона «Об исполнительном производстве» размер взыскания (семь процентов) представляет допустимый максимум или верхнюю границу, следовательно, с учетом характера правонарушения, размера вреда, степени вины, имущественного положения правонарушителя и других обстоятельств он может быть снижен правоприменителем. Кроме того, санкции штрафного характера, к числу которых относится и исполнительский сбор, должны отвечать требованиям Конституции Российской Федерации, в том числе соответствовать принципу юридического равенства, быть соразмерными конституционно защищаемым интересам и ценностям. Исходя из смысла статьи 55 Конституции Российской Федерации, введение ответственности за правонарушение и установление конкретной санкции должны отвечать требованиям справедливости и соответствовать характеру совершенного деяния.

В судебном заседании адвокат обратил внимание суда на те обстоятельства, что Т.Н.А., зная, что фактически она не является должником перед бывшим супругом Т.И.Ф., принимая меры к взысканию задолженности путем непосредственного обращения в банки, где размещены счета Т.И.Ф., на которые наложен арест, а также получив постановление пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства, не могла исполнить решение суда каким-либо образом, не получив встречного исполнения от бывшего супруга Т.И.Ф.

Решением Зюзинского районного суда г. Москвы от 17 июня 2019 года отказано в удовлетворении административного иска Т.Н.А. об отмене постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора от 25 апреля 2019 г.

Адвокат бюро по административным делам, полагая, что  решение Зюзинского районного суда г. Москвы является незаконным и необоснованным и подлежащим отмене, обратился в Московский городской суд с апелляционной жалобой, в которой указал, что решение суда не соответствует фактическим обстоятельствам административного дела, противоречит исследованным по делу доказательствам. Выводы суда об отсутствии оснований для удовлетворения административного иска противоречит исследованным по делу доказательствам.

Адвокат заявлял, что Административный Истец согласен с тем, что суд был вправе установить обстоятельства, свидетельствующие о необходимости как уменьшить размер исполнительского сбора, так и освободить должника от его взыскания на основании исследованных в судебном заседании доказательств, даже если стороны на данные обстоятельства не ссылались (части 6, 7, 9 статьи 112 Закона об исполнительном производстве, часть 3 статьи 62 КАС РФ, часть 4 статьи 200 АПК РФ). Однако обстоятельства дела свидетельствуют о том, что даже, признав действия пристава законными, суд имел все основания полностью освободить Т.Н.А. от уплаты исполнительного сбора В соответствии с 78 указанного Постановления по смыслу части 1 статьи 112 Закона об исполнительном производстве исполнительский сбор обладает свойствами административной штрафной санкции, при применении которой на должника возлагается обязанность произвести определенную дополнительную выплату в качестве меры его публично-правовой ответственности, возникающей в связи с совершенным им правонарушением в процессе исполнительного производства.

Адвокат утверждал, что в сложившейся ситуации, какие-либо штрафные санкции в отношении Т.Н.А. не только не обоснованы, но и противоречат смыслу исполнительного производства и принципам юридической ответственности.

Адвокат обратил внимание суда, что фактические обстоятельства дела позволяют Т.Н.А. обоснованно просить освобождения от уплаты исполнительского сбора. Такими обстоятельствами по делу являлись:

– Т.Н.А. с учетом решения Зюзинского районного суда г. Москвы должна выступать взыскателем, а не должником перед бывшим супругом Т.И.Ф.;

– исполнительное производство в отношении бывшего Т.И.Ф. было возбуждено в порядке, предусмотренном ст. 8 Закона «Об исполнительном производстве», то есть минуя Зюзинский ОСП,

– Т.Н.А. заявила о зачете, а предъявление исполнительного документа в банк сделала с учетом зачета встречных требований;

– отсутствие претензий взыскателя (отзыв бывшим супругом Т.И.Ф. Исполнительного документа),

– окончание судебным приставом-исполнителем исполнительного производства после отзыва исполнительного документа в день начисления исполнительского сбора;

– предъявление заявлений о зачете сторонами исполнительного производства друг к другу до вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

Суд посчитал доводы адвоката бюро соответствующими закону, решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 17.06.2019 года отменено, требования Т.Н.А. о об отмене постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора от 25 апреля 2019 года удовлетворены.

Дело вел Старший партнёр, адвокат Алексей Нянькин и помощник адвоката Екатерина Приходько.

Решение суда вступило в законную силу.

Черемушкинский суд Москвы признал незаконным увольнение врача

незаконное увольнение врача

Приказом руководителя ГБУ города Москвы «Пансионат для ветеранов труда № 6», на врача Н.В.Б. было наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения.

Адвокат бюро по трудовым спорам, изучив документы Н.В.Б., пришел к выводу, что приказ от 04.04.2019 года не может быть признан законным, поскольку основан на надуманных и ничем не подтвержденных данных, изложенных в докладной записке (без номера и без даты) и.о. заместителя директора пансионата.

В приказе от 04.04.2019 Н.В.Б. инкриминировались следующие нарушения:

-небрежное ведение истории болезни пациента, дат дневниковых записей и консультаций специалистов;

– не описан подробно клинический статус пациента при выявлении жалоб;

При этом, инкриминируемые Н.В.Б. нарушения имели место до вынесения двух других приказов о наложении дисциплинарных взысканий. Адвокатом было составлено исковое заявление в Черемушкинский районный суд города Москвы в интересах врача Н.В.Б.

Трудовой юрист обратил внимание суда на то, что нарушения, на которые ссылается работодатель, и которые вменены Н.В.Б. приказами от 14.01.2019 и от 04.04.2019, основаны на якобы имевшем место невыполнении требований Инструктивно-методического письма ДТСЗН города Москвы от 29.12.2008 № 02/6700/30329. Однако, контрольная карта, определяющая критерии оценки качества ведения истории болезни, была введена только приказом 1-б от 09.01.2019, и до уволенного врача приказ доводился только 09 января 2019 года. Тем самым, считал адвокат, назначение наказания с использованием критериев оценки, введенных Работодателем уже после того, как имели место действия Работника, оцененные как «нарушение», является незаконным.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен. В соответствии со ст. 193 Трудового кодекса РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Не предоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание может быть обжаловано работником в государственную инспекцию труда и (или) органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

Согласно п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание. Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. В силу п. 33 Постановления Пленума ВС РФ № 2 от 17 марта 2004 года, при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

Таким образом, в силу приведенных выше норм трудового законодательства, дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику за нарушение им трудовой дисциплины, то есть за дисциплинарный проступок.

Противоправность действий или бездействия работников означает, что они не соответствуют законам, иным нормативным правовым актам, в том числе положениям и уставам о дисциплине, должностным инструкциям.

Дисциплинарным проступком могут быть признаны только такие противоправные действия (бездействие) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанностей.

При этом право выбора конкретной меры дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством принадлежит работодателю, который должен учитывать степень тяжести проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника.

Судом была дана оценка обоснованности вынесения оспариваемого приказа, а доводы адвоката по трудовым делам были убедительными и суд правомерно признал отсутствие законных оснований для применения в отношении Н.В.Б. меры дисциплинарного характера в виде увольнения в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Решением Черемушкинского районного суда города Москвы от 11 июля 2019 года частично удовлетворены исковые требования Н.В.Б. к ГБУ г. Москвы «Пансионат для ветеранов труда № 6»:

признан незаконным и отменен приказ о наложении в отношении Н.В.Б. дисциплинарного взыскания в виде увольнения;

врач восстановлена в должности заведующего отделением милосердия ГБУ г. Москвы «Пансионат для ветеранов труда № 6» даты увольнения;

с ГБУ г. Москвы «Пансионат для ветеранов труда № 6» в пользу Н.В.Б. взыскана компенсация за вынужденный прогул в размере 362 621 руб. 35 коп., компенсация морального вреда.

Решение суда обращено к немедленному исполнению в части восстановления на работе.

С решением суда не согласился ответчик ГБУ г. Москвы «Пансионат для ветеранов труда № 6, представитель которого подал апелляционную жалобу. Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18.11.2019 года решение Черемушкинского районного суда оставлено без изменения, а жалоба без удовлетворения.

Дело вел Старший партнёр, адвокат Алексей Нянькин.

Решение суда вступило в законную силу.

 

Суд установил принадлежность к немецкой национальности

доказать национальность через суд

К. А.А. обратился в отдел ЗАГС Управления ЗАГС с заявлением о внесении изменения в запись акта о заключении брака, составленную отделом записи актов гражданского состояния на К.А.А. и его супругу П.Е.А.: дополнить национальность К.А.А. «немец»; о внесении изменения в запись акта о рождении детей, дополнив национальность отца «немец».

Отдел ЗАГС Управления ЗАГС отказал во внесении изменений в записи актов о регистрации брака и рождении детей в связи с отсутствием оснований.

Адвокат по гражданским делам бюро, изучив документы К.А.А., составил исковое заявление в суд об оспаривании отказа органа ЗАГС.

Адвокат полагал, что факт принадлежности К.А.А. к немецкой национальности подтверждался архивными документами, в связи с чем отказ органа ЗАГС во внесении указанных записей является незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 26 Конституции Российской Федерации каждый, вправе определять и указывать свою национальную принадлежность; никто может быть принужден к определению и указанию своей Национальной принадлежности. По смыслу приведенных конституционных положений, каждый, имеет право определять свою национальную принадлежность и указывать ее в любом документе, в котором могут содержаться такие сведения, а принуждение лица к указанию своей национальности не допускается.

Согласно ч. 1 ст. 29 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15.11.1997 № 143-ФЗ в запись акта о заключении брака вносятся следующие сведения: реквизиты записи акта о заключении брака (наименование органа записи актов гражданского состояния, которым произведена государственная регистрация заключения брака, дата составления и номер); фамилия (до и после заключения брака), имя, отчество, дата и место рождения, возраст, гражданство, семейное положение до вступления в настоящий брак (в браке не состоял, разведен, вдов), место жительства каждого из лиц, заключивших брак; национальность, образование и при наличии у данных лиц общих детей, не достигших совершеннолетия, их количество (вносятся по желанию лиц, заключивших брак); сведения о документе, подтверждающем прекращение предыдущего брака, в случае, если лицо (лица), заключившее (заключившие) брак, состояло (состояли) в браке ранее; дата заключения брака; реквизиты документов, удостоверяющих личности заключивших брак; дата выдачи, серия и номер выданного свидетельства о браке.

Из определения Конституционного Суда РФ от 01.12.2009 № 1485-О-О «По запросу Георгиевского городского суда Ставропольского края о проверке конституционности статей 23, 29 и 69 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» следует, что статьей 69 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» не только не исключается, но, напротив, предполагается возможность внесения в записи актов гражданского состояния изменений в указанной части, если требуется устранение неправильной записи, для чего согласно пункту 2 статьи 71 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» одновременно с подачей заявления о внесении исправления или изменения в запись акта гражданского состояния представляются документы, подтверждающие наличие оснований для внесения соответствующего исправления или изменения.

Таким образом, внесение сведений о национальности не только не исключается, но предполагает возможность внесения в запись акта о заключении брака, а равно в актовые записи о рождении.

Порядок внесения исправлений и изменений в записи актов гражданского состояния регламентируется гл. 36 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Федеральным законом от 15.11.1997 года № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния».

В соответствии со ст. 6 Федерального закона Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15.11.1997 № 143-ФЗ государственная регистрация акта гражданского состояния производится органом записи актов гражданского состояния посредством составления соответствующей записи акта гражданского состояния, на основании которой выдается свидетельство о государственной регистрации акта гражданского состояния.

Согласно ст. 8 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15.11.1997 № 143-ФЗ, свидетельство о государственной регистрации акта гражданского состояния выдается в удостоверение факта государственной регистрации акта гражданского состояния.

Основания для внесения исправлений и изменений в записи актов гражданского состояния приведены в ст. 69 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15.11.1997 № 143-ФЗ, которыми являются: запись акта об усыновлении; запись акта об установлении отцовства; запись акта о перемене имени; решение суда; решение органа опеки и попечительства об изменении фамилии и (или) собственно имени ребенка; заявление матери, не состоящей в браке с отцом ребенка, о внесении в запись акта о рождении сведений об отце ребенка либо об их изменении или исключении; заявление лица, достигшего совершеннолетия, об изменении сведений о родителе (родителях) в записи акта о рождении данного лица в случае перемены имени родителем (родителями); документ установленной формы, выданный органом дознания или следствия, об установлении личности умершего, смерть которого зарегистрирована как смерть неизвестного лица; документ установленной формы о факте смерти необоснованно репрессированного и впоследствии реабилитированного на основании закона о реабилитации жертв политических репрессий лица в случае, если смерть зарегистрирована ранее; заключение органа записи актов гражданского состояния о внесении исправления или изменения в запись акта гражданского состояния в случаях, предусмотренных статьей 70 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15.11.1997 № 143-ФЗ.

Согласно архивных документов, принадлежность К.А.А. к немецкой национальности подтверждалась в полном объеме.

В соответствии с Федеральным законом от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния», Административным регламентом предоставления государственной услуги по государственной регистрации актов гражданского состояния органами, осуществляющими государственную регистрацию актов гражданского состояния на территории Российской Федерации, утв. приказом МЮ РФ от 29.11.2011 года № 412 полномочия на государственную регистрацию актов гражданского состояния являются полномочиями Российской Федерации, которые передаются органам государственной власти субъектов Российской Федерации (с возможностью делегирования органам местного самоуправления), финансирование которых осуществляется за счет субвенций из федерального бюджета.

К.А.А., равно как и его мать, при регистрации записей о рождении, в силу своего возраста не могли настаивать на выборе национальности в соответствующей графе актовой записи, а впоследствии при внесении актовых записей при регистрации брака, рождении детей, К.А.А. конституционное право на указание национальности не было реализовано.

Адвокат обратил внимание суда на то, что К.А.А. не просит исправить ранее внесенную запись в графе «национальность», а наоборот, в целях национальной самоидентификации и последующей идентификации своих детей, считает необходимым внести запись о себе в графе «национальность».

Адвокат по гражданским делам отметил, что ранее в органах ЗАГС  истец К.А.А. никогда не реализовывал свое право на национальную самоидентификацию, следовательно, органы ЗАГС имели законные основания внести соответствующие изменения в актовые записи на основании представленных К.А.А. документов.

В ходе судебного заседания адвокату Москвы по установлению юридического факта, удалось доказать суду обоснованность заявленных исковых требований К.А.А.

Решением (данные изъяты) городского суда Ставропольского края исковые требования К.А.А. удовлетворены в полном объеме.

Дело вел Старший партнёр, адвокат Алексей Нянькин.

Решение суда вступило в законную силу.

 

Преображенский суд отказал в иске о принудительном выкупе доли

незначительная доля в недвижимости

Ш. обратился с иском к Р. о признании доли незначительной и выплате компенсации за долю.

Истец Ш. приобрел право собственности на 4/6 доли в праве собственности жилого помещения, расположенного в г. Москве на основании решения суда г. Москвы, которым удовлетворены исковые требования Ш. к другому долевому собственнику В. о взыскании долга по договору займа и обращении взыскания на заложенное имущество – 4/6 доли в праве собственности на жилое помещение, путем продажи с публичных торгов, где начальная продажная цена была установлена в размере 2 500 000 рублей.

Также между Ш. и долевым собственником В. было заключено соглашение об отступном по договору займа от 27.01.2017, в силу которого В. обязалась передать права на предмет залога в счет долга по договору займа Ш.

Адвокат по гражданским делам бюро, изучив исковое заявление и материалы гражданского дела посчитал доводы Ш. незаконными и необоснованными и просил суд отказать Ш. в признании доли в квартире малозначительной и принудительном выкупе доли.

Адвокат по гражданским делам также обратил внимание суда на то, что при совершении сделки (Соглашения об отступном) между Ш. и В. было нарушено его право преимущественной покупки доли. Согласно абзацу первому пункта 1 статьи 250 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей на момент возникновения спорных отношений) при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов, а также случаев продажи доли в праве общей собственности на земельный участок собственником части расположенного на таком земельном участке здания или сооружения либо собственником помещения в указанных здании или сооружении. В силу пунктов 2 и 3 данной статьи продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу.

При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. Указанные нормы Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривают правовые гарантии для участников общей долевой собственности при продаже другим участником своей доли в общем праве собственности.

По смыслу приведенной нормы, обязанность продавца по уведомлению других участников долевой собственности о продаже своей доли следует считать выполненной с момента доставки адресатам соответствующего сообщения. Сообщение не может считаться доставленным, если оно не было вручено адресату по обстоятельствам, от него независящим.

При этом бремя доказывания надлежащего исполнения своей обязанности по извещению других участников долевой собственности в силу положений части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должно быть возложено на продавца.

В ходе судебного заседания представитель Ш. на исковых требованиях настаивал и просил суд их удовлетворить, однако нашему юристу по гражданским делам удалось доказать суду необоснованность заявленных исковых требований.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 22 октября 2019 года в удовлетворении иска Ш. к Р. о признании доли в квартире малозначительной и принудительном выкупе доли через суд отказано.

Дело вел Управляющий партнёр, адвокат Ольга Нянькина.

Готовится текст судебного решения.

Тушинский суд отказал в иске о снятии с регистрационного учета

право пользования жильем

Ш.В.И. обратился в суд с иском о признании утратившими право пользования жилым помещением и снятием с регистрационного учета бывшую жену сыны (невестку) и внучку, мотивируя свои требования тем, что  ответчики были зарегистрированы в спорной квартире  как члены семьи истца – жена и дочь его сына.  Однако в 2010 году брак между сыном истца и ответчиком Ш.О.Э. расторгнут. В марте 2017 года в связи с приобретением нового жилого помещения  ответчики добровольно выехали из квартиры, отказавшись от своих прав и обязанностей по договору социального найма.

Адвокат по гражданским делам ознакомившись с исковым заявлением обратил внимание суда на то, что ответчики проживали и проживают в настоящее время в спорном жилом помещении, от своих жилищных прав не отказывались, получают амбулаторную и консультативную медицинскую помощь в поликлинике, расположенной в этом же районе. При этом истец с супругой живут круглогодично по другому адресу, расходы по оплате коммунальных услуг не несут. Ответчики же несут расходы по содержанию жилого помещения и оплате жилищно-коммунальных услуг,  иных жилых помещений не имеют. В 2009 году истец пытался выселить ответчиков из квартиры, в связи с чем ответчики обращались в ОВД по району Митино  с заявлением  о прекращении противоправных действий со стороны истца. Ответчики пользуются одной комнатой спорной квартиры, вторая комната закрыта.

В ходе судебного заседания Ш. на исковых требованиях настаивал и просил суд их удовлетворить, однако нашему юристу по гражданским делам удалось доказать суду необоснованность заявленных исковых требований.

В соответствии со ст. 71 ЖК РФ временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет изменение их прав и обязанностей по договору социального найма.

Согласно ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

Суд, выслушав участников процесса, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, допросив свидетелей, нашел доводы адвоката по жилищным вопросам стороны ответчиков обоснованными и пришел к выводу об отказе в удовлетворении иска. Судом не установлено обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчиков из жилого помещения в другое место жительства. Однако судом установлено, что ответчики  из спорного жилого помещения не выезжали, проживают в спорной квартире, несут расходы по оплате жилищно-коммунальных услуг, связь с жилым помещением не утратили, в связи с чем суд не усмотрел оснований для удовлетворения исковых требований.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 22 октября 2019 года в удовлетворении иска Ш.  о признании утратившими право пользования  жилым помещением, снятии с регистрационного учета отказано.

Дело вел Старший партнёр, адвокат Алексей Нянькин.

Суд отказал администрации в расторжении договора аренды

Сергиево-Посадский суд отказал в расторжении договора

Администрация Сергиево-Посадского муниципального района Московской области обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю о расторжении договора аренды земельного участка, взыскании задолженности по арендным платежам в размере 1 294 676,25 руб. за период с 01.01.2018 года по 30.06.2019 года и пени в размере 157411,05 рублей за период с 16.03.2018 года по 30.06.2018 года, обязании освободить по акту приема-сдачи земельный участок общей площадью 186620 кв.м., расположенный по адресу: Московская область, Сергиево-Посадский район.

Адвокат по гражданским делам бюро, изучив исковое заявление и материалы гражданского дела посчитал доводы администрации незаконными и необоснованными в части требований о расторжении договора, а также суммы задолженности, подлежащей взысканию. Как следует из искового заявления, администрацией в адрес ответчика были направлены уведомление и претензия о ненадлежащем исполнении договора аренды земельного участка, в которых предлагалось расторгнуть договор аренды и оплатить образовавшуюся задолженность в течение 5 дней с момента получения претензии, однако, до настоящего времени платежи не произведены. Сведения о получении Арендатором претензии в материалы дела не представлено. Между тем, индивидуальный предприниматель указанную претензию не получал, его адрес Администрации Сергиево-Посадского муниципального района был известен не позднее, чем с августа 2017 года, когда 11 августа 2017 решением Сергиево-Посадского городского суда МО были частично удовлетворены требования администрации по аналогичному иску, и с индивидуального предпринимателя была взыскана задолженность по этому же договору, в расторжении договора аренды было отказано.

В соответствии с частью 2 ст. 452 ГК РФ требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии – в тридцатидневный срок.

Поскольку Истцом (стороной договора) требование в адрес Арендатора было направлено ненадлежащим образом по адресу, где невозможно было обеспечить вручение корреспонденции, при том, что Истец объективно располагал сведениями о постоянном месте жительства, заявленные требования о расторжении договора не подлежат удовлетворению по причине нарушения Истцом положений ч. 2 ст. 452 ГК РФ.

Адвокат по гражданским делам также обратил внимание суда на незаконность действий Администрации относительно размера начисленной суммы задолженности за арендную плату.

Индивидуальный предприниматель до настоящего времени не уведомлен Арендодателем (Администрацией Сергиево-Посадского муниципального района) об основаниях начисления арендной платы в том размере, в котором происходит ее начисление. Обоснования суммы арендной платы в суд не представлено. При таких обстоятельствах, изменение в одностороннем порядке размера арендной платы без ее экономического обоснования и уведомления Арендатора, является необоснованным.

В ходе судебного заседания представитель Администрации Сергиево-Посадского муниципального района на своих исковых требованиях настаивал и просил суд их удовлетворить, однако нашему юристу по гражданским делам удалось доказать суду необоснованность заявленных исковых требований.

Решением Сергиево-Посадского городского суда Московской области от 06 сентября 2019 года в удовлетворении иска Администрации к индивидуальному предпринимателю о расторжении договора аренды земельного участка отказано.

Дело вел Старший партнёр, адвокат Алексей Нянькин.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять