Статья адвоката Алексея Нянькина об ограничениях прав на кассацию

адвокат о кассации и надзоре по уголовным делам

27 сентября 2021 года в “Адвокатской газете” вышла статья Старшего партнера, адвоката Алексея Нянькина “Почему право на кассационный пересмотр решения по уголовному делу не может быть заменено его рассмотрением в порядке надзора”.

20 июля 2021 года Конституционный Суд РФ вынес Определение № 1378-О, в котором разъяснил порядок обжалования решения кассационного суда, вынесенного по первой инстанции.  

В своей статье Алексей Нянькин отметил, что некоторые выводы, изложенные в определении, на его взгляд, представляются достаточно спорными только по той причине, что исключают для определенного круга лиц право на кассационное обжалование судебных актов в уголовном судопроизводстве. КС, в частности, отметил, что кассация и надзор – это дополнительные способы проверки судебных актов на предмет судебной ошибки, то есть отнес эти стадии к экстраординарным процедурам судопроизводства. В то же время, ЕСПЧ в постановлении по делу «Аникеев и Ермакова против России» (жалобы № 1311/21 и 10219/21) отнес кассацию (с учетом установления поправками в УПК РФ (от 24 февраля 2021 г. № 15-ФЗ) полугодового срока на подачу жалобы) к ординарным процедурам, а значит – к эффективным средствам правовой защиты. Тем самым, признавая наличие пробела в
процессуальном праве, Конституционный Суд констатировал допустимость ограничения права лица на кассацию, сославшись на то, что надзорная инстанция наряду с кассационной позволяет оспорить возможную судебную ошибку.

Конституционный Суд, соглашаясь с приведенной позицией, предложил подход, при котором созданная федеральным законодателем инстанционная система пересмотра судебных актов в головном судопроизводстве может действовать с учетом правил по аналогии закона.

Между тем, устанавливая ограничения сроков для подачи кассационной жалобы на вступивший в законную силу судебный акт, Верховный Суд РФ (инициатор указанных поправок в УПК) обосновывал это необходимостью упорядочивания процедуры кассационного обжалования, чтобы соблюсти разумные сроки судопроизводства. ВС, отзыв которого приведен в Определении № 1378-О, с одной стороны, возвращая кассационную инстанцию в разряд ординарных (обеспечивающих стабильность судебных актов), ведет речь о соблюдении требований правовой определенности, а другой, – указывает на то, что созданные институциональные правила в достаточной мере обеспечивают право каждого на доступ к правосудию и на исправление судебной ошибки.

Конституционный Суд, соглашаясь с приведенной выше позицией, предложил подход, при котором созданная федеральным законодателем инстанционная система пересмотра судебных актов в уголовном судопроизводстве может действовать с учетом правил по аналогии закона. Между тем, УПК прямо не предусматривает возможность применения аналогии права или закона либо прямой запрет на это (хотя примеры аналогии закона в судебной практике имели место – например, в части регламентации вопросов о возмещении судебных издержек, связанных с производством по уголовному делу).

Полагаю, что применение аналогии закона именно таким образом, как предложено в определении, не отвечает фундаментальным принципам, основанным на положениях ст. 46 Конституции РФ. Уклонение от стандартного подхода к решению проблемы путем предъявления требований к федеральному законодателю о принятии соответствующих норм, устраняющих пробел, ограничивающий права участника процесса, возможно, связано с нежеланием на данном этапе вносить нормативные изменения в положения УПК о кассационном производстве. При этом качество норм, закрепленных в гл. 47.1 и 48.1 Кодекса, часто подвергается критике и корректировкам (менее чем за 10 лет в первоначальную редакцию внесено более 30 поправок).

Если вспомнить период 90-х гг. ХХ в., то в похожей ситуации, рассматривая жалобы на невозможность пересмотра судебных актов по вновь открывшимся (или новым) обстоятельствам, КС отмечал, что при отсутствии других механизмов установление в законе фактического запрета обращаться к органам судебной власти за защитой от ошибочных решений означает для человека обязанность подчиниться незаконному, необоснованному осуждению. Лишение права оспаривать такое осуждение явно умаляет достоинство личности. Между тем, в соответствии со ст. 21 Конституции «ничто не может быть основанием для его умаления» (Постановление от 2 февраля 1996 г. № 4-П).

Неотъемлемой составляющей права на судебную защиту, включающего право на законный суд, является предоставление заинтересованным лицам возможности добиваться исправления допущенных судом ошибок посредством созданных для этого процедур, включая проверку судами вышестоящих инстанций законности и обоснованности решений, вынесенных нижестоящими инстанциями.

В Определении № 1378-О КС констатировал, что отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт не согласуется с универсальным требованием эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего критериям справедливости, умаляет и ограничивает данное право. Институциональные и процедурные условия такого пересмотра должны отвечать требованиям процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, прозрачности осуществления правосудия. Однако выводы, изложенные в мотивировочной части определения, не следуют декларациям, приведенным в описательной части.

В связи с этим представляется целесообразным установить в УПК запрет на применение аналогии права или аналогии закона, если выявленный пробел ограничивает право лица на справедливое судебное разбирательство либо иным образом ограничивает право на защиту от судебной ошибки.

Считаю, что подход, согласно которому право на кассационный пересмотр судебного акта по уголовному делу может быть заменено его рассмотрением надзорной инстанцией, ни при каких обстоятельствах не может быть признан справедливым по следующим основаниям.

Несмотря на принципиальную схожесть «второй» кассации и надзора, участник уголовного судопроизводства лишается права на «первую» (сплошную) кассацию. Лишение права на личное участие в рассмотрении кассационной жалобы (представления) на условиях принципов непосредственности, устности и гласности, безусловно, ставит сторону уголовного судопроизводства в крайне неравное положение по сравнению с другими участниками, дело которых слушалось в порядке первой и апелляционной инстанций. Такое лишение не может рассматриваться как допустимое под предлогом сохранения установленных федеральным законодателем правил инстанционности.

Довод КС о том, что решение Судебной коллегии по уголовным делам ВС может быть обжаловано и проверено в надзорном порядке, процедурные особенности которого не могут рассматриваться как умаление права на судебную защиту или отступление от принципов равенства, справедливости и правовой определенности также представляется спорным.

Действительно, положения ч. 1 ст. 401.15 (кассационный пересмотр) и ч. 1 ст. 412.9 (надзорная инстанция) УПК содержат идентичные основания для отмены или изменения приговора, определения или постановления суда – существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального законов, повлиявшие на исход дела.

Однако практика показывает, что если постановление кассационного суда общей юрисдикции по результатам рассмотрение кассационной жалобы (представления) содержит практически исчерпывающий анализ доводов кассатора даже при отказе в удовлетворении жалобы, то постановление судьи ВС об отказе в передаче надзорной жалобы нередко ограничивается тривиальной констатацией отсутствия оснований для передачи дела на рассмотрение Президиума ВС.

В таком случае, исходя из приведенного в постановлении ЕСПЧ по делу «Аникеев и Ермакова против России» подхода, для лиц, оказавшихся в ситуации, аналогичной заявителю жалобы, по которой вынесено Определение КС № 1378-О, исчерпание внутригосударственных способов защиты права происходит после вынесения судебного акта в апелляционной инстанции. Подача надзорной жалобы тем самым, с позиции ЕСПЧ и вопреки доводам КС, не обеспечивает эффективность института устранения судебной ошибки и не рассматривается в качестве эффективного средства правовой защиты.

 

Суд назначил досрочную пенсию медицинской сестре

назначение досрочной пенсии операционной медицинской сестре через суд

В адвокатское бюро за юридической помощью обратился Д.О.В., 1977 года рождения,  которому пенсионный орган отказал в назначении досрочной  страховой пенсии по старости.

За дело взялся адвокат по пенсионным вопросам в Москве Алексей Нянькин. Суть дела такова.

Д.О.В. обратилась в ГУ ПФР № 4 по г. Москве и Московской области с заявлением о назначении страховой пенсии по старости досрочно. Решением от 18 февраля 2021 г.  ей было  отказано в назначении пенсии в соответствии с п. 20 ч. 1 ст. 30 Федерального закона от 28.12.2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» (Далее – Закон № 400-ФЗ).

По мнению органов ПФР у нее отсутствует требуемый льготный стаж, дающий ей право на досрочное пенсионное обеспечение. Пенсионный орган принял к учету в качестве специального стажа, дающего право на досрочное назначение пенсии, периоды работы общей продолжительностью 29 лет 06 месяцев 24 дня (при требуемом льготном стаже – не менее 30 лет).

Решением ПФР не принят льготный стаж работы общей продолжительностью 04 года 06 месяцев 16 дней и было отказано в досрочном назначении пенсии по старости в связи с отсутствием требуемого льготного стажа. С учетом положений пп.20 ч. 1 ст. 30 Закона № 400-ФЗ, ей не хватило для назначения пенсии 5 месяцев 06 дней.

Ознакомившись с решением комиссии пенсионного органа по г. Москве и Московской области адвокат по пенсионным делам посчитал его необоснованным и незаконным так как  Д.О.В. незаконно отказано во включении в специальный стаж работы периодов с 13.09.2002 г. по 04.11.2003 г. и с 10.09.2007 г. по 31.12.2007 г., дающие право на досрочное назначение страховой пенсии по старости.

Адвокат составил обоснованное исковое заявление в Люблинский районный суд г. Москвы о признании незаконным отказа в назначении досрочной пенсии по старости.

В ходе судебного заседания адвокат ссылался на следующее.

Конституцией РФ (часть 1 статьи 1) установлено, что Российская Федерация является демократическим государством, в котором права и свободы человека являются высшей ценностью, а обязанностью государства является признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина (статья 2), каждый гражданин России обладает на территории государства всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации (часть 2 статьи 6), Российская Федерация государство, в котором права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18).

Постановлением Правительства РФ от 11 июля 2002 года (в редакции от 26 мая 2009 года) № 516 утверждены Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального Закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». В соответствии со статьей 55 часть 2 Конституции РФ в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, а в соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции ограничение прав и свобод человека и гражданина федеральным законом допускается лишь в той мере, в какой необходимо в целях защиты основ интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Согласно статьи 6 (часть 2), 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19 и 55 (часть 1) Конституции РФ предполагается правовая определенность и связанная с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенным в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

По смыслу указанных конституционных положений изменение законодателем ранее установленных условий социального обеспечения граждан должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, которые предполагают сохранение разумной стабильности правового регулирования, недопустимость отказа государства от выполнения своих обязательств в конкретных правоотношениях, возникших из ранее действовавших правоприменительных актов, в том числе по вопросам об определении трудового стажа для досрочного назначения пенсии.

Как следует из п. 20 ч. 1 статьи 30 Федерального закона «О страховых пенсиях в РФ» № 400-ФЗ от 28.12.2013 г., страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста установленного статьей 8 настоящего Федерального закона, лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

В соответствии с правилами подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 555 от 24.07.2002г., основным документом, подтверждающим периоды работы по трудовому договору, является трудовая книжка установленного образца.

При отсутствии трудовой книжки, а также в случае, когда в трудовой книжке содержатся неправильные и неточные сведения либо отсутствуют записи об отдельных периодах работы, в подтверждение периодов работы принимаются письменные трудовые договоры, оформленные в соответствии с трудовым законодательством, действовавшим на день возникновения соответствующих правоотношений, трудовые книжки колхозников, справки, выдаваемые работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами, выписки из приказов, лицевые счета и ведомости на выдачу заработной платы.

Пунктом «н» ч. 1 Постановления Правительства РФ от 16.07.2014 № 665 «О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение» предусмотрено, что при определении стажа на соответствующих видах работ в целях досрочного пенсионного обеспечения в соответствии со статьей 30 Федерального закона “О страховых пенсиях» при досрочном назначении страховой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях
здравоохранения применяются:

– список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. № 781 «О списках работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», и об утверждении правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 27
Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»;

– список должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. № 1066 «Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения», – для учета соответствующей деятельности, имевшей место в период с 1 ноября 1999 г. по 31 декабря 2001 г. включительно;

– список профессий и должностей работников здравоохранения и санитарноэпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденный постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. № 464 «Об утверждении Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет», с применением положений абзацев четвертого и пятого пункта 2 указанного постановления, – для учета соответствующей деятельности, имевшей место в период с 1 января 1992 г. по
31 октября 1999 г. включительно;

Постановлением Правительства РФ от 22 сентября 1999 года № 1066 был утвержден новый Список должностей, работа в которых засчитывается в выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения.

В силу п. 3 Постановления № 1066 в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет, засчитывались периоды работы до 1 ноября 1999 года в соответствии со списком, утвержденным постановлением Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 года № 464, а периоды работы после указанной даты – в соответствии со Списком и правилами, утвержденными п.1 Постановления.

Пунктом 6 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» определено, и что в стаж засчитывается на общих основаниях в порядке, предусмотренном настоящими Правилами, работа в должностях, указанных в Списке: в клиниках и больницах высших медицинских образовательных учреждений, …. в лечебно – профилактических структурных подразделениях территориальных медицинских объединений; в медико-санитарных частях, медицинских частях, амбулаториях, лазаретах, поликлиниках, …. фельдшерских здравпунктах и фельдшерскоакушерских пунктах, медицинских пунктах, являющихся структурными подразделениями организаций (воинских частей) (абзац в редакции, введенной в действие с 11 июня 2009 года постановлением Правительства Российской Федерации от 26 мая 2009 года № 449).

Согласно Списку право на досрочную пенсию имеют врачи – специалисты всех наименований (кроме врачей-статистиков), в том числе врачи – руководители учреждений (их структурных подразделений), осуществляющие врачебную деятельность, и средний медицинский персонал с перечислением конкретных должностей.

Отказывая во включении периода работы с 13.09.2002 г. по 04.11.2003 г. в должности операционной медицинской сестры Стационара ОАО «Медицина», Ответчик ссылается на то, что не подтвержден факт льготной работы, в выписке из индивидуального лицевого счета застрахованного лица отсутствует код льготы, ставка.

Адвокат по пенсионным спорам в Москве и Московской области  просил суд учесть, что согласно представленной Архивной справки Д.О.В. была принята на должность в ******* операционной медицинской сестры Стационара на 1,0 ставку. Справка содержит сведения о работе на условиях полного рабочего дня в объеме полной ставки. Доводы Пенсионного органа об отсутствии кода особых условий труда в индивидуальном лицевом счете застрахованного лица не являются основанием для отказа во включении периодов работы в специальный стаж, поскольку федеральный закон РФ от 01.04.1996г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» №27-ФЗ возлагает на страхователя обязанность предоставлять в органы Пенсионного фонда сведения, в которых необходимо, в том числе, указывать периоды деятельности, включаемые в стаж на соответствующих видах работ. Отсутствие по вине работодателя в сведениях, предоставленных в Пенсионный фонд кода особых условий труда в спорный период работы истца, не влечет для него неблагоприятных последствий в виде отказа во включении периода работы в специальный стаж, поскольку обязанность указывать коды льготного характера труда своих работников возложена на работодателя.

Согласно п. 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 555 периоды работы и иной деятельности до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом «Об индивидуальном персонифицированном учете в системе государственного пенсионного страхования» подтверждается документами, выдаваемыми работодателями. Такая справка мне была выдана и приобщена к заявлению в Пенсионный орган при подаче заявления о назначении досрочной пенсии.

 Тем самым, довод пенсионного фонда о недоказанности льготного характера труда в указанной организации в спорный период подлежит отклонению.

Отказывая во включении периода работы с 10.09.2007 г. по 31.12.2007 г. в должности операционной медицинской сестры в ****** пенсионный орган  ссылается на то, что не подтвержден льготный характер работы. Однако, профиль и характер работы Д.О.В. относятся к Списку, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года № 781 (ред. от 26.05.2009) и Правилам исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждений здравоохранения.

Согласно архивной справке Д.О.В. была зачислена на должность операционной медсестры в центр амбулаторной хирургии на 1,0 ставку по 9 разряду ЕТС + 30% за мед. стаж (так в документе) с испытательным сроком на 3 месяца (приказ от 10.09.2007 г. № 232-к, запись в трудовой книжке № 13), а уволена с должности по собственному желанию 31.12.2007 г. (запись в трудовой книжке № 14, приказ от 28.12.2007 г. № 351-к). Истец работала в спорный период операционной медицинской сестрой в операционной центра амбулаторной хирургии. Центр амбулаторной хирургии представлял собой отделение, в котором оказывалась плановая или экстренная амбулаторная хирургическая помощь. В Центре была операционная, в которой Д.О.В. выполняла свои обязанности операционной медицинской сестры. В соответствии с Руководством Р 2.2.2006-05 «Руководство по гигиенической
оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда» с учетом биологического фактора и напряженности трудового процесса условия труда операционных медсестер оцениваются как вредные. Класс условий труда не менее чем 3.3.

Д.О.В. в период исполнения обязанностей с 10.09.2007 по 31.12.2007 года фактически выполняла свои основные должностные обязанности по оказанию экстренной и плановой хирургической помощи больным (то есть принимала непосредственное участие в операциях) непосредственно в операционной.

Выездную проверку на предмет установления соответствия занимаемой Д.О.В. должности и характера труда в спорный период Пенсионный орган не проводил.

Решением Люблинского районного суда города Москвы от 11.10.2021 года, исковые требования Д.О.В. удовлетворены в полном объеме. Суд признал незаконным и необоснованным решение ГУ ПФР № 4 по г. Москве и Московской области от 18 февраля 2021 г. об отказе в назначении страховой пенсии по старости досрочно Д.О.В., обязал ГУ ПФР № 4 по г. Москве и Московской области включить Д.О.В. в страховой стаж, дающий право на назначение страховой пенсии по старости досрочно периоды работы в должности операционной медицинской сестры Стационара **** в просимый период, в должности операционной медицинской сестры в **** в просимый период, обязал ГУ ПФР № 4 по г. Москве и Московской области назначить, Д.О.В. страховую пенсию по старости досрочно, с даты обращения «28» ноября 2020 года.

Решение суда не вступило в законную силу на дату публикации.

Дело вел Старший партнер, адвокат, Алексей Нянькин.

Комментарий адвоката Алексея Нянькина для Адвокатской газеты 29 июня 2021 года

комментарий адвоката Алексея Нянькина постановления Пленума Верховного Суда о преступлениях против интересов службы в коммерческих организациях

Адвокат Алексей Нянькин дал свой комментарий по проекту постановления Пленума ВС РФ о некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях (статьи 201, 201.1, 202, 203 Уголовного кодекса РФ) для Адвокатской газеты.

Изменения, внесенные в проект перед его утверждением, носят явно не косметический характер.

Первое, что бросается в глаза – это придание сделкам в отсутствие необходимого для этого согласия или последующего одобрения коллегиального органа управления организации характер уголовно-наказуемого деяния (абз. 2 п. 2 Постановления). Положения статьи 174 ГК РФ, которые содержат два вида таких сделок, относят их к оспоримым, то есть по своей природе изначально внешне законным, но подлежащим признанию недействительным по искам заинтересованного круга лиц. К оспоримым сделкам применим сокращенный срок исковой давности (один год), а возможность перевести корпоративный спор в плоскость публичных уголовно-правовых отношений, по которым срок давности привлечения к уголовной ответственности составляет 6 лет (ст. 78 УК РФ), неминуемо приведет к реальным ситуациям, при которых своевременно не оспоренные сделки, которые могут быть, например, в силу ст. 45 Федерального закона № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» отнесены к сделкам с заинтересованностью, будут признаваться незаконными через привлечение к уголовной ответственности лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой организации. В данном случае, с учетом неизменившегося в судебной практике подхода к оценке признака общественной опасности последствий, предусмотренных ст. 201 УК РФ, велики риски злоупотребления правом лиц, которые в силу ст. 23 УПК РФ вправе инициировать повод к возбуждению уголовного преследования.

Вызывает непонимание изменения, внесенные в п. 20 проекта Постановления, исключившие разъяснения о порядке возбуждения уголовных дел, предусмотренных ст.ст. 201, 202, 203 УК РФ, с учетом положений об ограниченной публичности в инициировании возбуждения такой категории дел. Действительно, довольно странным было включение в текст предыдущей редакции в ряду выше поименованных статей УК РФ статьи 201.1, которая очевидно по объекту преступления явно не может быть отнесена в ряд «обычных» коммерческих составов преступления. Однако, авторам проекта ничего не мешало не исключать приведенные разъяснения о субъектах, обладающих специальной правоспособностью для обращения с заявлением о привлечении к уголовной ответственности, которые могли бы иметь важное значение в правоприменительной практике, а просто дополнить его указанием на неприменение ограничений, установленных ст. 23 УК РФ, в отношении лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 201.1 УК РФ.

Статью “ВС принял постановление о преступлениях против интересов службы в коммерческих организациях” с комментарием Старшего партнера АБ г. Москвы «Нянькин и партнеры» Алексея Нянькина можно прочитать в Адвокатской газете от 29 июня 2021 года.

Фиктивный брак журналиста Андрея Караулова. А был ли мальчик?

Андрей Караулов признание брака фиктивным недействительным

27 февраля 2019 года журналист Андрей Караулов в качестве истца обратился в Зюзинский районный суд г. Москвы с исковым заявлением к своей бывшей супруге Юлии Мареевой, о признании брака недействительным.

К моменту обращения в суд с иском о признании фиктивного брака недействительным, Андрей Караулов и его супруга были уже год разведены по решению мирового судьи от 02 марта 2018 года.

В качестве оснований для признания брака недействительным, журналист Андрей Караулов указывал на то, что по его мнению, в юридически значимый период брачных отношений с ним, его бывшая супруга Юлия Мареева венчалась в церкви с другим мужчиной, в связи с чем, как предположил журналист, она не имела намерение создать с ним семью и брак заключался ею с целью наживы, чем были нарушены права истца на счастливую семейную жизнь.

Данные исковые требования Караулова А.В. о признании брака недействительным ответчица в суде не признала и полагала, что они не подлежат удовлетворению по следующим основаниям:

В зарегистрированном браке с истцом Карауловым А.В. она состояла с 14.11.2013 года, который был зарегистрирован Тверским отделом ЗАГС Управления ЗАГС Москвы, что подтверждалось свидетельством о заключении брака, в котором указывался номер актовой записи 2218 органов ЗАГС от  14 ноября 2013 года, приобщенным истцом к материалам гражданского дела. От данного брака у супругов совместных детей не имелось.

Несмотря на голословные утверждения Андрея Караулова в исковом заявлении, в период брака между супругами сложились теплые брачные отношения, они проживали вместе в загородном доме Караулова А.В. по адресу: Московская область, Наро-Фоминский район, деревня Новоглаголево, вели совместное хозяйство, обустраивали дом, делали ремонт, приобретали мебель и предметы интерьера, путешествовали. В период брака также супругами было приобретено 12 квартир в городе Москве и 4 автомашины. Андрей Караулов, будучи счастливым супругом, также подарил своей избраннице Юлии 4 квартиры в центре города Москвы.

До брака с Карауловым А.В. она в браке и не состояла. Как в период брака с Карауловым А.В., так до и после его расторжения (02.03.2018 года) она не венчалась в церкви, в том числе и с бывшим супругом, журналистом Андреем Карауловым.

Представитель ответчика, адвокат по семейным делам адвокатского бюро города Москвы “Нянькин и партнеры” Алексей Нянькин утверждал в судебном заседании, что супруги любили друг друга, и в период брака вели совместное хозяйство. Супруга в судебном заседании пояснила, что она всегда поддерживала бывшего журналиста, особенно тогда, когда его карьера пошла на спад, перед ним закрылись двери телеканала и его телевизионный проект “М…. ” оказался никому не нужен. На почве этих неприятностей, Караулов Андрей стал раздражительным, мнительным, пытался вернуть себе прежнее положение в обществе. Между ними стали происходить скандалы, они  ссорились, постепенно жизнь с Карауловым А.В. становилась невыносимой.  20 ноября 2017 года истец выгнал супругу из загородного дома, где они проживали в период брака.

Фактически брачные отношения между сторонами, как утверждала супруга, были прекращены с 20 ноября 2017 года, с этого же времени они перестали вести общее хозяйство. Решением мирового судьи СУ № 103 района Южное Бутово города Москвы от 02.03.2018 года, вступившем в законную силу 04.04.2018 года, брак между ней и Карауловым А.В. был прекращен.

В доказательство фиктивности брака, к исковому заявлению были приложены фотографии из социальных сетей, на которых, как голословно утверждал истец изображен облик его супруги, не соответствующий образу замужней женщины. Однако Андреем Карауловым не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что Юлия, вступая в брак 14.11.2013 года не имела намерение создать с ним семью. Кроме того, как следовало из материалов гражданского дела, представленные истцом фотографии и написаные к ним тексты были размещены в социальной сети ДО вступления девушкой в брак с Андреем Карауловым.

Кроме того, утверждала ответчик Мареева, она, являясь для известного журналиста Андрея Караулова  одновременно и супругой и другом, всегда помогала ему в его профессиональной деятельности, помогала создавать популярные в определенных кругах видеоролики, писать к ним тексты и комментарии. Именно поэтому на фотографии в соцсети, где изображены Караулов А.В. с известным артистом, она скромно разместила текст, свидетельствующий о том, что “мы работаем”.

Адвокат по семейным делам в городе Москве Алексей Нянькин ссылался на закон, говорящий о том, что, в соответствии со ст. 12 Семейного кодекса РФ, для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста. Брак не может быть заключен при наличии обстоятельств, указанных в   статье 14   Семейного Кодекса.

Согласно ст. 27 Семейного кодекса РФ, брак признается  недействительным   при нарушении условий, установленных   статьями 12   –   14   и   пунктом 3 статьи 15   Семейного кодекса РФ, а также в случае заключения фиктивного брака, то есть если супруги или один из них зарегистрировали брак без намерения создать семью. Признание брака недействительным производится судом. Суд обязан в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда о признании брака недействительным направить выписку из этого решения суда в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации заключения брака. Брак признается недействительным со дня его заключения ( статья 10   СК РФ).

Перечень оснований для признания брака недействительным, содержащийся в п. 1  ст. 27   СК РФ, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. К таким основаниям относятся: нарушение установленных законом условий заключения брака   (ст. ст. 12, 13   СК РФ); наличие при заключении брака обстоятельств, препятствующих его заключению   (ст. 14   СК РФ); сокрытие одним из лиц, вступающих в брак, от другого лица наличия у него венерической болезни или ВИЧ – инфекции (п. 3   ст. 15   СК РФ); фиктивность брака (п. 1   ст. 27   СК РФ).

В соответствии с п. 4  ст. 29   СК РФ супруги после расторжения брака (как в судебном порядке, так и в органах записи актов гражданского состояния) не вправе ставить вопрос о признании этого брака недействительным, за исключением случаев, когда действительность брака оспаривается по мотивам наличия между супругами запрещенной законом степени родства либо состояния одного из них на время регистрации брака в другом не расторгнутом браке. Если в указанных выше случаях брак расторгнут в судебном порядке, то иск о признании такого брака недействительным может быть рассмотрен судом при условии отмены решения о расторжении брака, поскольку, принимая такое решение, суд исходил из факта действительности заключенного брака. Согласно   ч. 2 ст. 209   ГПК РФ факты и правоотношения, установленные таким решением, не могут быть оспорены теми же сторонами в другом процессе.

На основании вышеизложенного, сторона ответчика по данному гражданскому делу Юлии Мареевой заявляла о том, что не имеется законных оснований к признанию брака недействительным. Караулов А.В., обращаясь с исковым заявлением в Зюзинский районный суд г. Москвы с требованиями о признании брака недействительным преследует цель любым способом затянуть рассмотрение гражданских дел по ее искам 1) о признании брачного договора недействительным, разделе совместного имущества супругов, 2) о признании договоров дарения недействительными, которые находились в производстве Тверского районного суда города Москвы.

В процессе рассмотрения данного гражданского дела, при отсутствии доказательств по иску блогера Андрея Караулова о признании фиктивного брака недействительным, а также  профессиональной, грамотной и  логичной позиции стороны ответчика Юлии Мареевой, представитель Андрея Караулова по доверенности заявила суду ходатайство об оставлении данного искового заявления Караулова А.В. без рассмотрения, так как составленное исковое заявление было подготовлено и передано помощнику Караулова А.В.- Гусевскому Сергею и подписано им. Караулов Андрей лично иск не подписывал, так как находился за пределами Российской Федерации. В связи с тем, что Андрей Караулов от искового заявления о признании брака недействительным не отказался, но и его не поддержал, то просил иск оставить без рассмотрения в соответствии со ст. 222 ГПК РФ.

Определением Зюзинского районного суда города Москвы от 22.04.2019 года исковое заявление Андрея Караулова к своей бывшей супруге оставлено без рассмотрения.

Дело вели  Старший партнер, адвокат Алексей Нянькин и Управляющий партнер, адвокат Ольга Нянькина.

Напомним : Адвокаты и юристы нашего бюро города Москвы “Нянькин и партнеры” оказывают юридическую помощь Юлии Мареевой и ее родителям в нескольких гражданских спорах с бывшим супругом Юлии Мареевой, бывшим журналистом, а ныне блогером Андреем Карауловым, который публикует свои статьи на страницах социальной сети Фэйсбук, Twitter и видеосюжеты на странице в социальной сети Youtube. Караулов развернул информационную войну против Юлии Мареевой, безосновательно обвиняя ее в организации его убийства, а также в совершении иных преступлений. Целью бывшего телеведущего является очернить Юлию Марееву в глазах общественности, судебных органов, создав ей образ алчной женщины, приискивающей киллера, оперируя громкими лозунгами: “Известный журналист боится молодую жену”, а также разогреть интерес общества к его забытой персоне.

Об этом деле можно прочитать: Журналист Андрей Караулов проиграл суд бывшей жене.

Ложь во спасение. Кто хотел убить журналиста Андрея Караулова. 

Суд снял арест с имущества журналиста Андрея Караулова 

На что жалуется журналист Андрей Караулов

Комментарий адвоката Алексея Нянькина для Адвокатской газеты

Адвокат Алексей Нянькин

Адвокат Алексей Нянькин дал свой комментарий к Постановлению Конституционного Суда № 13 от 13.04.2021 года для Адвокатской газеты.

Мои аплодисменты заявителю и (или) его представителю, на протяжении шести лет добивающемуся полного оправдания от необоснованных обвинений, пусть и сформулированных в частном порядке со стороны частного обвинителя.
Постановление Конституционного Суда № 13 от 13.04.2021 развивает уже неоднократно высказанные позиции о необходимости соблюдения баланса прав сторон защиты и обвинения в уголовном судопроизводстве при возникновении условий, фактически не позволяющих обеспечить состязательность в процессе рассмотрения предъявленного обвинения.
Но если Постановления КС от 14.07.2011 № 16-П и от 08.11.2016 № 22-П относились в большей степени к вопросу о доказанности состава преступления, что впоследствии корреспондировалось в Постановление КС от 15.10.2018 № 36-П в интересах той же заявительницы с учетом оспаривания конституционности положений ст. 10, 22, 24, 27, 239 и 254 УПК РФ, рассматриваемое Постановление № 13 содержит выводы о несоответствии по своим правовым последствиям внешне тождественных реабилитирующих оснований, предусмотренных пунктами 1 и 2 части первой ст. 24 УПК.
Обращаясь к краеугольному камню любого уголовного преследования – основаниям для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК), которые можно соотнести с достаточными основаниями вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК), то есть акта, формирующего пределы обвинения, рассматриваемые в последующем в суде, КС обратил внимание на то, что в предмет доказывания входит в первую очередь событие преступления, а уже затем – состав преступления, отсутствие в котором хотя бы одного из элементов (например, субъективной стороны), влечет за собой также окончание уголовного преследования по реабилитирующим основаниям.
Правовые подходы, предлагаемые в рамках административного, гражданского либо дисциплинарного производства, практически всегда исключают какую-либо ответственность при отсутствии события преступления, тогда как отсутствие состава преступления – лишь освобождает от уголовной ответственности.
В ситуации, при которой суд лишен в силу процессуальной беспристрастности и отсутствия позиции обвинения делать вывод об оценке фактических обстоятельств дела, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о доказанности фактов, образующих событие преступления, вывод только об отсутствии состава преступления, безусловно нарушает права подсудимого на постановление оправдательного приговора как окончательного акта правосудия, содержащего неоспоримые выводы, имеющие преюдиционное значение.
Между тем, осознавая, что самоустранение из уголовного процесса стороны обвинения в лице частного обвинителя не допускает в своей сущности какого-либо производства по делу, целью которого является завершение выдвинутого уголовного преследования, Конституционный Суд на стал развивать идею о неминуемости обвинительного приговора при отсутствии согласия подсудимого на прекращение уголовного дела в условиях наличия реабилитирующих оснований освобождения от уголовной ответственности.
В комментируемом Постановлении № 13, Конституционный суд проявил лояльность к судам общей юрисдикции, освободив их, с одной стороны от обязанности рассмотрения уголовного дела частного обвинения до постановления приговора без одной только констатации факта отказа от обвинения, а с другой, – позволив избежать взрывного роста количества оправдательных приговоров, статистика которых по делам частного обвинения и так вызвала озабоченность Председателя ВС РФ, несколько дней назад выступившего с инициативой о фактически отмене института частного обвинения (переводом в категорию частно-публичного обвинения дел о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст. 115, 116.1, 128.1 УК РФ).
А значит, практическое применение Постановления № 13 может ограничиться только пересмотром уже вынесенных судебных актов в аналогичных ситуациях, без его реализации на будущее.

Статью “Неявка в суд частного обвинителя означает отсутствие события преступления” с комментарием Старшего партнера АБ г. Москвы «Нянькин и партнеры» Алексея Нянькина можно прочитать в Адвокатской газете от 16 апреля 2021 года.

На что жалуется журналист Андрей Караулов

Адвокат Ольга Нянькина выиграла суд у журналиста Караулова

Бывшая супруга журналиста Андрея Караулова, наш доверитель, Юлия Мареева  обратилась в Тверской районный суд города Москвы с иском о признании брачного договора недействительным и разделе совместного имущества супругов. Юлия Мареева просила суд разделить имущество поровну между ней и ее бывшим супругом.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 23.04.2019 года, исковые требования Юлии Мареевой были удовлетворены частично, суд признал брачный договор недействительным, признал общей совместной собственностью супругов и разделил по 1/2 доли каждому супругу следующее имущество: 12 квартир в Москве и 4 автомашины.

Андрей Караулов не согласился с решением Тверского районного суда города Москвы и подал апелляционную жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда.

Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16.01.2020 года по гражданскому делу о признании брачного договора недействительным, разделе имущества супругов, в иске Юлии Мареевой было отказано.

28 июля 2020 года Судебной коллегией по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции жалоба адвокатов Алексея Нянькина и Ольги Нянькиной удовлетворена, судом отменено апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда и гражданское дело направлено на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

Данное решение суда кассационной инстанции журналист Андрей Караулов обжаловал в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда РФ, однако получил обоснованный отказ.

При новом рассмотрении гражданского дела, Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда 18.11.2020 года, суд признал доказательства, представленные стороной истца Юлии Мареевой достаточными, обоснованными и  удовлетворил исковые требования Юлии Мареевой. Суд признал брачный договор недействительным, признал имущество общей совместной собственностью супругов и разделил по 1/2 доли каждому супругу следующее имущество: 12 квартир в Москве и 4 автомашины. Все спорные автомашины судом переданы в собственность журналиста Андрея Караулова, так как он продолжал ими пользоваться, управлять транспортными средствами, нарушать правила дорожного движения. Юлия Мареева, являясь собственником данных транспортных средств постоянно оплачивала штрафы, на общую сумму примерно 100 000 рублей, о чем было заявлено судебной коллегии Мосгорсуда, повторно рассматривавшей данное гражданское дело. В остальных исковых требованиях было отказано в связи с тем, что имущества, которое просила разделить Юлия Мареева, не оказалось в наличии.

Судебным определением с имущества, которое перешло в собственность Юлии Мареевой снят арест.

В настоящее время Андрей Караулов не согласен с принятым Московским городским судом решением, поэтому 24 февраля 2021 года обратился с жалобой во Второй кассационный суд общей юрисдикции. Караулов не считает, что после расторжения брака, 1/2 часть их совместного с бывшей супругой Юлией Мареевой имущества, которое приобретено в период брака на совместные деньги, должно перейти в  собственность Мареевой.

Гражданское дело № 02-018/19 о признании брачного договора недействительным, разделе совместного имущества Юлии Мареевой и Андея Караулова будет вновь рассмотрено в суде кассационной инстанции, только теперь по жалобе журналиста Андрея Караулова.

Дело ведут  Управляющий партнер, адвокат Ольга Нянькина и Старший партнер, адвокат Алексей Нянькин.

Напомним : Адвокаты и юристы нашего бюро города Москвы “Нянькин и партнеры” оказывают юридическую помощь Юлии Мареевой и ее родителям в нескольких гражданских спорах с бывшим супругом Юлии Мареевой, бывшим журналистом, а ныне блогером Андреем Карауловым, который публикует свои статьи на страницах социальной сети Фэйсбук, Twitter и видеосюжеты на странице в социальной сети Youtube. Караулов развернул информационную войну против Юлии Мареевой, безосновательно обвиняя ее в организации его убийства, а также в совершении иных преступлений. Целью бывшего телеведущего является очернить Юлию Марееву в глазах общественности, судебных органов, создав ей образ алчной женщины, приискивающей киллера, оперируя громкими лозунгами: “Известный журналист боится молодую жену”, а также разогреть интерес общества к его забытой персоне.

Об этом деле можно прочитать: Журналист Андрей Караулов проиграл суд бывшей жене.

Ложь во спасение. Кто хотел убить журналиста Андрея Караулова. 

Суд снял арест с имущества журналиста Андрея Караулова 

 

Суд назначил досрочную пенсию работнику Крайнего Севера

включение в стаж работу в районе приравненном крайнему северу

В адвокатское бюро за юридической помощью обратился К.А.Р., 1961 года рождения,  которому пенсионный орган отказал в назначении досрочной  страховой пенсии по старости.

За дело взялся адвокат по пенсионным вопросам в Москве Алексей Нянькин. Суть дела такова.

На основании Решения ГУ ПФР № 4 по г. Москве и Московской области от 10 января 2020 года принято решение об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 32 Федерального закона от 28.12.2013 № 173-ФЗ «О страховых пенсиях в РФ». По мнению органов ПФР у нашего доверителя отсутствует требуемый стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии. Указанным решением не принят льготный стаж работы общей продолжительностью 05 лет 08 мес. 25 дней.

Ознакомившись с решением комиссии пенсионного органа по г. Москве и Московской области адвокат по пенсионным делам посчитал его необоснованным и незаконным так как  К. А.Р. незаконно отказано во включении в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, указанных выше периодов трудовой деятельности общей продолжительностью 05 лет 08 мес. 25 дней. Адвокат составил обоснованное исковое заявление в Люблинский районный суд г. Москвы

В ходе судебного заседания адвокат ссылался на то, что в ряде случаев законодателем предусмотрен особый порядок назначения пенсии лицам, осуществлявшим деятельность, связанную с особой нагрузкой. В настоящее время страховая пенсия по старости назначается на основании Федерального закона от 28.12.2013 года № 400-ФЗ «О страховых пенсиях». В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 32 Федерального закона от 28.12.2013 года № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» страховая пенсия по старости назначается мужчинам, достигшим возраста 55 лет, женщинам, достигшим возраста 50 лет, если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет.

Гражданам, работавшим как в районах Крайнего Севера, так и в приравненных к ним местностях, страховая пенсия устанавливается за 15 календарных лет работы на Крайнем Севере. При этом каждый календарный год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, считается за девять месяцев работы в районах Крайнего Севера. Гражданам, проработавшим в районах Крайнего Севера не менее 7 лет 6 месяцев, страховая пенсия назначается с уменьшением возраста (55 и 60 лет) на четыре месяца за каждый полный календарный год работы в этих районах. При работе в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, а также в этих местностях и районах Крайнего Севера каждый календарный год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, считается за девять месяцев работы в районах Крайнего Севера.

Отказывая во включении периодов работы в льготный стаж, а именно периода с 26.04.1988 года по 28.09.1988 года, пенсионный орган указал на то, что К.А.Р. был направлен в распоряжение УПТК треста «Кызымтрубопроводстрой» (КТПС»), местонахождение организации в Районах крайнего Севера (МКС) документально не подтверждено.

Однако, как следует из трудовой книжки К.А.Р., деятельность треста «Кызымтрубопроводстрой» (КТПС») осуществлялась в Районах крайнего Севера. Из Архивной справки следует, что К.А.Р. осуществлял деятельность в ХРУ КК СТ треста «Кызымтрубопроводстрой» (КТПС») в должности дефектоскописта. Сведений о том, что какой-либо период времени он не работал в условиях Районов крайнего Севера не представлено. Период с 07.03.1992 по 30.06.1997 К.А.Р. не включен, поскольку Пенсионному фонду подтвердить стаж работы в ГП «Монолит» не представилось возможным по причине того, что документы по личному составу на хранение в архив не поступали.

В силу части 2 статьи 32 Закона о страховых пенсиях при назначении страховой пенсии по старости в соответствии с пунктом 6 части 1 настоящей статьи применяется перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, применявшийся при назначении государственных пенсий по старости в связи с работой на Крайнем Севере по состоянию 31.12.2001 года.

Действительность записей в трудовой книжке К.А.Р. о том, что он работал в ГП «Монолит», пенсионным органом не оспаривались.

Действующее пенсионное законодательство, не ставит в зависимость право лица на получение трудовой пенсии по старости (в том числе и досрочной), от выполнения работодателем обязанностей по предоставлению в органы Пенсионного Фонда РФ полных и достоверных сведений о работнике, а также передачи архивных документов в соответствующие Архивы муниципального образования. Работник не наделен правом контролировать выполнение работодателем таких предписаний закона.

Адвокат обратил внимание суда на то обстоятельство, что на застрахованное лицо по обязательному пенсионному страхованию не может возлагаться риск последствий ненадлежащего исполнения страхователем своих обязательств по перечислению страховых сумм в Пенсионный фонд Российской Федерации, равно как и выполнения обязанностей по передаче документов по кадрам. Основным документом, подтверждающим периоды работы до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица, включаемые в страховой стаж, является трудовая книжка установленного образца, что следует из взаимосвязанных положений ст. 14 Федерального закона «О страховых пенсиях» и п. 11 Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления страховых пенсий, утвержденных постановлением Правительства РФ от 02.10.2014 года № 1015.

Ответчик пенсионный орган не оспаривал в судебном заседании сам факт работы К.А.Р. в Проектно-строительном малом предприятии «Монолит» Акционерного общества открытого типа «Кызымтрубопроводстрой», спор возник по поводу осуществления истцом работы в местности, приравненной к районам Крайнего Севера.

Адвокат настаивал на том, что К.А.Р. не может быть лишен права на досрочное пенсионное обеспечение в связи с тем, что его работодателями не передана документация о трудовой деятельности работников на хранение в соответствующие архивные учреждения, что является обязанностью работодателя, а ненадлежащее выполнение им своих обязанностей не может лишить истца права на включение этих периодов работы в его трудовой стаж. Иное свидетельствовало бы об ухудшении положения работника, который фактически отработав на работах с тяжелыми условиями труда, рассчитывал на назначение ему в будущем досрочной пенсии.

Адвокат просил суд учесть, что определение характера условий труда работника относится к прерогативе работодателя, который в силу положений ст. 28 Федерального закона № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» физические и юридические лица несут ответственность за достоверность сведений, содержащихся в документах, представляемых ими для установления и выплаты страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), а работодатели, кроме того, – за достоверность сведений, представляемых для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, несет ответственность за недостоверность представленных о них сведений, учитывая представленные адвокатом Алексеем Нянькиным по делу доказательства, периоды работы К.А.Р. с 26.04.1988 по 28.09.1988 и с 07.03.1992 по 30.06.1997 года подлежат включению в специальный стаж нашему доверителю.

Решением Люблинского районного суда города Москвы от 13.08.2020 года, исковые требования К.А.Р. удовлетворены в полном объеме. Суд признал незаконным и необоснованным решение от 10 января 2020 года ГУ ПФР № 4 по г. Москве и Московской области, об отказе в назначении пенсии досрочно К.А.Р., в соответствии с пунктом 6 части 1 ст. 32 Федерального закона «О страховых пенсиях», включил К.А.Р. в специальной трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости, всего 05 лет 08 мес. 06 дней, состоящий из периодов работы в тресте «Кызымтрубопроводстрой» (КТПС»), в ПСМП «Монолит» АООТ «Кызымтрубопроводстрой». Суд обязал пенсионный орган назначить К.А.Р. трудовую пенсию по старости досрочно в соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 32 Федерального закона № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» с даты обращения в Пенсионный орган, а именно с «10» июля 2019 года.

Решение суда вступило в законную силу.

Дело вел Старший партнер, адвокат, Алексей Нянькин.

Суд восстановил на работе незаконно уволенного бортпроводника

признание приказа Авиакомпании об увольнении бортпроводника незаконным

В адвокатское бюро за юридической помощью обратилась П.В.В., которую уволили с работы с АО Авиакомпании «ИРАЭРО».

За дело взялся адвокат по трудовым вопросам в Москве Алексей Нянькин, который ознакомился в документами П.В.В. и принял решение о том, что наша клиентка была незаконно уволена с работы, имеются основания признания увольнения незаконным, в связи с чем необходимо обращаться в суд с исковым заявлением о незаконном увольнении и восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за вынужденный прогул, компенсации морального вреда.

Дело о незаконном увольнении П.В.В. рассматривалось Домодедовским городским судом Московской области.

Адвокат по трудовым спорам смог доказать суду, что П.В.В. была уволена работодателем АО Авиакомпании «ИРАЭРО» незаконно, в связи с чем она имеет право на восстановление на работе и выплату компенсации за  компенсацию за вынужденный прогул в размере среднедневного заработка за каждый день прогула с даты принятия решения о восстановлении на работе, то есть с 10.06.2020 по день восстановления на работе. Кроме того адвокат по трудовым вопросам утверждал, что в соответствии с положением об оплате труда и премировании работников Московского отделения бортпроводников от 21.06.2018, бортпроводникам устанавливаются премии в размере 100% от величины должностного оклада за конечные результаты работы за месяц. Из расчетных листков следовало, что П.В.В. ежемесячно начислялась премия, которая соответствовала размеру содержания (оплата по окладу). Однако  согласно п. 3.1 трудового договора Работодатель обязался ежемесячно выплачивать П.В.В. оклад и надбавки в виде районного и северного коэффициентов в размере соответственно 20% и 30%. Тем самым, П.В.В. ежемесячно недоплачивался не только оклад, но и премия а соответственно и начисляемые надбавки.

Также адвокат Алексей Нянькин, специалист по восстановлению на работе утверждал, что, в соответствии с положениями п. Трудового договора, работодатель принял на себя обязательство компенсировать расходы на проведение ежегодного периодического медицинского осмотра. Поскольку указанную обязанность в 2020 г. он не выполнил, П.В.В. самостоятельно понесла расходы на его проведение, что подтверждается договором на оказание платных медицинских услуг и кассовым чеком с актом об оплате от 14.08.2020 год и указанная денежная сумма подлежит взысканию с Ответчика.

Решением Домодедовского городского суда Московской области иск о незаконном увольнении с работы, восстановлении на работе удовлетворен полностью. Суд признал незаконным и отменил приказ Акционерного общества Авиакомпания «ИРАЭРО» от 09 июня 2020 года о прекращении трудового договора от 14.05.2018 года между П.В.В. и АО «ИРАЭРО» по основанию, предусмотренному пунктом вторым ст. 81 ТК РФ, восстановил П.В.В. в должности бортпроводника Акционерного общества Авиакомпания «ИРАЭРО» с 10.06.2020 года, взыскал с Акционерного общества Авиакомпания «ИРАЭРО» в пользу П.В.В. компенсацию за вынужденный прогул в размере среднедневного заработка за каждый день прогула с даты принятия решения о восстановлении на работе, то есть с 10.06.2020 года по день восстановления на работе, взыскал с Акционерного общества Авиакомпания «ИРАЭРО» в пользу П.В.В. за незаконное увольнение компенсацию морального вреда, компенсацию расходов на проведение ежегодного периодического медицинского осмотра, взыскал задолженность по заработной плате за период с 14 мая 2018 года по 09.06.2020 года, задолженность по выплате ежемесячной премии за период с 01 июня 2018 года по 31 мая 2020 года, надбавки за районный коэффициент за период с 01 июня 2018 года по 31 мая 2020 года, надбавки за северный коэффициент за период с 01 июня 2018 год по 31 мая 2020 года, а также судебные расходы на участие адвоката в гражданском деле.

Решение вступило в законную силу.

Дело вел Старший партнер, адвокат, Алексей Нянькин.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять